Про чай с сухарями карельская народная сказка сказки. рассказы. стихи.

Сказка Как купчиха постничала

Уж така ли благочестива, уж такой ли правильной жизни была купчиха, что просто умиленье! Вот как в масленицу сядет купчиха с утра блины есть, и ест и ест блины: и со сметаной, и с икрой, с семгой, с грибочками, с селедочкой, с мелким луком, с сахаром, с вареньем, с разными припеками, ест со вздохами и с выпивкой. И так это благочестиво ест, что даже страшно. Поест, поест, вздохнет и снова ест. А как пост настал, ну, тут купчиха постничать стала. Утром глаза открыла, чай пить захотела, а чай-то нельзя, потому — пост. В посту не ели ни молочного, ни мясного, а кто строго постил, тот рыбного не ел. А купчиха постилась из всех сил — она и чаю не пила и сахару ни колотого, ни пиленого не ела, ела же сахар особенный — постный, вроде конфет. Дак благочестивая кипяточку с медом выпила пять чашек, да с постным сахаром пять, да с малиновым соком пять чашек, да с вишневым пять, да не подумай, что с настойкой, — нет, с соком, и заедала черными сухариками. Пока кипяточек пила и завтрак поспел, съела купчиха капусты соленой тарелочку, редьки тертой тарелочку, грибочков мелких рыжичков тарелочку, огурчиков соленых десяточек, запила все квасом белым. Взамен чаю стала сбитень пить паточной.

Время не стоит, оно к полудню пришло. Обедать пора. Обед весь постный-постный! На перво жиденька овсянка с луком, грибовница с крупой, лукова похлебка. На второе: грузди жарены, брюква печеная, солоники — сочни-сгибни с солью, каша с морковью и шесть других разных каш с разным вареньем и три киселя: кисель квасной, кисель гороховой, кисель малиновой. Заела все вареной черникой с изюмом.

От маковников отказалась.

— Нет, нет, маковников есть не стану, хочу, чтобы во весь пост и росинки маковой в роту не было.

После обеда постница кипяточку с клюквой и с пастилой попила.

А время идет да идет. За послеобеденным кипяточком с клюквой да с пастилой и паужне черед пришел.

Вздохнула купчиха, да ничего не поделать — постничать надо!

Обратите внимание

Поела гороху моченого с хреном, брусники с толокном, брюквы пареной, тюри мучной, мочеными яблоками с мелкими грушами в квасу заела.

Ежели неблагочестивому человку, то эдакого поста не выдержать — лопнет.

А купчиха до самой ужны пьет себе кипяточек с сухими ягодками. Трудится — постничат.

Вот и ужну подали.

Что за обедом ела, всего и за ужной поела. Да не утерпела и съела рыбки кусочек — лешшика фунтов на девять.

Легла купчиха спать и глянула в угол, а там лешш, глянула в другой, а там лешш! Глянула к двери — и там лешш! Из-под кровати лешши, кругом лешши! И хвостами помахивают.

Со страху купчиха закричала. Прибежала кухарка, дала пирога с горохом — полегчало купчихе. Пришел доктор, просмотрел и сказал: — Первой раз вижу, что до белой горячки объелась.

Дело-то понятно: доктора образованны и в благочестивых делах ничего не понимают.

Источник: https://funread.ru/skazki/avtorskie/stepan-pisahov/kak-kupchiha-postnichala/

Красавица Насто

ил когда-то в одной деревне парень. Женился он на девушке, издалека привез ее к себе домой. Дружно стали жить, но молодая жена что-то грустная ходит. Муж и говорит ей:

— О чем ты все тоскуешь?

Она ему отвечает:

— Хорошо мне с тобой, да дом родной забыть не могу, оттого и тоскую.

Муж ей верит и не верит: в жизни не знал тоски. А жена нет-нет и вздохнет украдкой, глаза невеселые. Захотелось мужу испытать, что это такое — тоска по дому, говорит жене:

— Пойду-ка я в чужие края, наймусь в работники, поживу и посмотрю, есть ли на свете тоска или нет.

И ушел в далекие края, нанялся в работники к одному купцу. Дал ему купец новые сапоги и сказал:

— Я тебя возьму в работники с таким условием: будешь служить у меня до тех пор, пока эти сапоги не износишь.

Долго ли сапоги износить! Согласился молодой муж и стал на купца работать.

Важно

Работает, работает, а сапоги все как новенькие. Много ли, мало ли времени прошло — стало ему тоскливо. То жену вспомнит, то дом родной. Смотрит на сапоги: не износились ли? Куда там! Все такие же, как в первый день.

Шел он как-то с поля, соху на плече нес. Идет навстречу человек. Смотрит — земляк! Обрадовался, про все расспрашивает: и про жену, и про дом, и про то, про сё. Даже соху не догадался на землю опустить. Вот что значит земляка встретить!

Пришел в дом купца, задумался: «Вот и мне довелось узнать, что такое тоска по дому. Правду жена говорила».

Прожил он у купца много лет. А сапогам износу нет.

Шел он однажды лесом, смотрит — избушка. Постучался, дверь открыл, видит — сидит в избе старушка. И спросил он у старушки:

— Не знаешь ли, бабушка, что это за сапоги на мне? Из какой кожи сшиты?

Восемнадцать лет ношу их, а они все не износятся!

Говорит ему старушка:

— Сапоги твои не простые, а заколдованные. Но я тебе дам совет. Как придешь домой, к хозяину своему, так сними сапоги и брось их незаметно в печку. А утром достань. Они сгореть не сгорят, да зато быстро износятся. Тогда и службе твоей у купца конец.

Так и сделал муж. Сапоги в печку бросил, утром достал, обулся, они враз и развалились.

Пришел он к хозяину:

— Ну, хозяин, сапоги мои истрепались. Теперь срок мой кончился!

Делать нечего, дал ему купец расчет и домой отпустил. Идет он домой, ног под собой от радости не чует.

А день был жаркий, и начала его жажда мучить. Вдруг увидел он ручей. Нагнулся, чтобы попить, а водяной вцепился ему в бороду и не пускает.

Взмолился мужик:

— Батюшка водяной, отпусти ты меня! Я дома восемнадцать лет не был!

А водяной его за бороду держит и говорит:

— Не отпущу, покуда не пообещаешь отдать мне то, чего дома у себя не знаешь!

Обрадовался муж: эка задача, да он дома у себя, поди, все знает. И пообещал водяному то, чего дома не знает.

Водяной его отпустил, он и пошел домой.

Приходит домой, а жена его с дочкой встречает. Не знал, не ведал, что пока у купца служил, жена его дочку родила — красавицу Насто.

Пока он на чужбине был, Насто выросла и невестой стала. Да такой красивой, что ни в сказке сказать, ни пером описать: ни в верхнем, ни в нижнем мире, ни на земле, ни в подводном царстве такой не сыщешь:

По локоть руки в золоте,По колено ноги в серебре,На макушке ясно солнышко,На височках ярки звёздочки,На каждом волоске по жемчужине!

Обрадовались жена и дочь, от счастья не знают, куда мужа, куда отца посадить, чем угостить!

А он сидит невесел: ведь дочь свою единственную водяному обещал!

Как остались муж с женой вдвоём, жена его и спрашивает:

— Что это ты, муженек, невесел? Тебе бы радоваться, что домой вернулся, а ты печален!

Он ей все и рассказал:

— Вот отчего я печален. Как нагнулся я в дороге дальней к ручью воды напиться, так водяной меня за бороду схватил. «Обещай, говорит, что отдашь мне из дому то, чего и сам не знаешь!» Откуда мне было знать, что ты дочку родила? Я и обещал.

Заплакала жена и сказала:

— Чему быть, того не миновать. Только своими глазами видеть, как водяной нашу дочь любимую со двора уведёт, я не могу. Давай, уйдем пораньше из дому, а Насто оставим здесь. Без нас беде быть, все легче жить.

Ушли отец с матерью ночью из дому. А красавица Насто одна осталась.

Совет

Утром встала — дома нет никого. Вышла Насто во двор, а там одна коза старая бродит.

Обняла девушка козу и заплакала.

Коза ей и говорит:

— Не плачь, не горюй. Лучше запряги меня, в санки соломы положи, а сама в ней заройся.

Запрягла Насто козу, сама в соломе зарылась. И пошла коза, санки повезла куда глаза глядят.

Едут они — вдруг навстречу толпа водяных идет. Спрашивают у козы:

— Красавица Насто ждет ли нас?

— Ждет, ждет! — отвечает коза. — Столы накрыты, самовары кипят, свечи горят.

Пошли водяные дальше своей дорогой, побежали к дому, где Насто жила, а коза с девушкой тем временем далеко ушла.

Приехали в одну деревню, вылезла Насто из соломы. Попросилась в дом переночевать. Люди глаз оторвать от Насто не могут: видеть не видели, слышать не слышали о такой красоте. Ведь у нее:

По локоть руки в золоте,По колено ноги в серебре,На макушке ясно солнышко,На височках ярки звёздочки,На каждом волоске по жемчужине!

Прослышал о ней царский сын, сам в ту деревню прискакал. Понравилась ему девушка, полюбилась. И решил он на ней жениться.

А Насто сказала ему:

— Ты мне люб, царевич, и согласна я за тебя замуж пойти, но обещай только, что никогда ты меня с козой моей не разлучишь. Где я буду, там и она должна быть.

Где я стану есть, пить, там и старая коза эта чтобы пила и ела.

Царевич сказал:

— Пусть по-твоему будет. Для тебя что хочешь сделать готов!

Увез царевич красавицу Насто во дворец и козу с ней вместе взял. Стали они жить-поживать.

Вот прошло времени столько, а может, еще больше, родила Насто сына красоты необыкновенной, под стать ей самой.

Прослышала о том колдунья Сюоятар, старухой обернулась, пришла во дворец в няньки наниматься.

А царевич-то не знал, кто она, взял ее в няньки.

Обратите внимание

Повела нянька красавицу Насто с ребёнком в баню. А баня-то на берегу озера стояла. Подвела к воде и крикнула:

— Эй, водяные! Вот она, обещанная, возьмите ее!

Только вымолвить успела, поднялись из воды руки, схватили красавицу Насто и утянули под воду.

А вместо нее Сюоятар свою дочь во дворец привела. Увидел царевич Сюоятарову дочь безобразную, подумал:

«Была моя жена красавицей, а как сына родила, видно, некрасивой стала!»

А ребёнок день и ночь без матери родной плачет. Да что ребёнок — сады цвести перестали, цветы завяли, птицы умолкли.

Невзлюбила дочь Сюоятар старую козу красавицы Насто. Говорит царевичу:

— Уберите ее прочь с глаз моих! А еще лучше — зарежьте!

Диву даётся царевич: что с женой стало? То в козе своей души не чаяла, только что за стол не сажала, а тут зарезать просит. Сказала коза слугам царским:

— Вы не режьте меня, слуги добрые! Сперва пустите в поле широкое, на зелёный лужок попастись, а уж потом убивайте.

Пожалели слуги царские старую козу, отпустили в поле широкое, на зелёный лужок.

А коза на берег озера пришла и крикнула:

Читайте также:  Три поросенка стихи сергея владимировича михалкова для детей сказки. рассказы. стихи.

— Водяной, водяной, отпусти красавицу Насто! Позволь мне на прощание ей хоть одно слово сказать!

Привязал водяной к ноге Насто золотую цепь, отпустил красавицу на берег. Обняла Насто свою старую верную козу, и заплакали они обе. А потом сказала коза:

— Пришла я с тобой, Насто, прощаться. Зарежут меня скоро!

Поплакали бы они ещё, да в это время водяной потянул за цепь, и скрылась Насто под водой.

Пришла коза домой в слезах, в печали глубокой.

А Сюоятарова дочка опять говорит:

— И чего ее держат, козу шелудивую? Зарежьте её!

Повели слуги козу резать, а она им и говорит:

— Слуги, слуги, погодите меня резать! Отпустите меня, старую, перед смертью в поле широкое, на зелёный лужок попастись!

Пожалели её слуги, отпустили в широкое поле, на зелёный лужок погулять, попастись.

А царевич-то все удивляется, никак в толк не возьмет: вчера жена в козе души не чаяла, а сегодня резать просит. Почуял он что-то недоброе, тайком за слугами пошёл, а как они козу отпустили, за ней прокрался, посмотреть хотел, куда коза ходит, для чего отпустить просится. Спрятался за камнями и стал ждать.

Подошла коза к воде и крикнула:

— Водяной, водяной! Отпусти красавицу Насто на бережок! Позволь мне ей три слова сказать!

Важно

Вышла красавица Насто на берег, золотой цепью звенит. Обняла старую козу, и обе — и Насто, и коза — заплакали. А потом коза сказала:

— Прощай, моя ненаглядная Насто! Зарежет меня сегодня Сюоятарова дочка!

Только сказала — потянул водяной золотую цепь и утащил красавицу Насто в озеро.

А коза на берегу осталась плакать.

Подошел к ней царевич и сказал:

— Не плачь, коза верная! Иди спокойно домой, а я за тобой следом приду.

Идёт царевич вслед за козой, думает, как ему жену спасти, а Сюоятар с дочкой вместе со света сжить. Пошёл в кузницу, отковал молот себе по руке — большой, тяжёлый. Наутро козе сказал:

— Иди, коза, в широкое поле, на зелёный лужок!

А сам следом пошёл.

Пришла коза на берег, к воде подошла, крикнула:

— Водяной, водяной! Отпусти красавицу Насто в последний раз со мной повидаться, перед смертью моей попрощаться!

Вышла красавица Насто на берег, золотой цепью звенит. Выскочил тут из-за камня царевич, молотом так хватил, что разлетелась цепь золотая на мелкие куски.

Сказал он красавице Насто:

— Жена моя любимая! Я тут, твой муж!

А Насто к нему кинулась, заплакала:

— Не будет нам жизни, не видать нам счастья! Ты меня освободил, а злая Сюоятар всё равно погубит!

А царевич сказал ей:

— Об этом не печалься — я знаю, что делать.

Пошли они вместе домой. Царевич жену и козу её верную в амбаре спрятал. Сам пошёл, приказал слугам баню затопить, а под порогом её котёл с кипящей смолой в землю врыть да тропку от дома до самой бани красным сукном устлать.

Когда всё готово было, зашёл во дворец и сказал Сюоятар и её дочери:

— Суббота сегодня, пора в баню идти. Всё готово уже, баня истоплена. Пожалуйте обе по красному сукну к жаркому полку!

Пошли Сюоятар с дочкой в баню. Идут по красному сукну, вышагивают, головами во все стороны вертят, смеются:

— Хе-хе! Ха-ха! Только нам такая честь — по красному сукну да к банному полку!

Только порог бани перешагнули — провалились и упали обе в котёл с кипящей смолой. Там и сварились.

А царевич с красавицей Насто зажили счастливо. Тут бы и сказке конец, да что-то загрустила Насто, затосковала. И повёз её царевич в далёкие края, туда, где её родители жили — отец с матерью. Только подъехали, а родители их у дороги встречают.

Насто и говорит:

— Или вы ждали меня, или не ждали?

А отец ей отвечает:

— Как не ждать, доченька, коли знал я, что нет силы сильнее, чем тоска по дому родному.

Обнялись они и на радостях заплакали.

Вот и сказка вся.

Источник: http://lukoshko.net/story/krasavica-nasto.htm

Про чай с сухарями — Карельская сказка

Давным-давно жили в горах Саянах великаны. Больше всего они любили гонять чаи. И у каждого были любимая чашка или бокал с блюдцем. Потом великаны как мамонты вымерли, а посуда так и осталась лежать там и сям под горными перевалами. Рядом с ней возвышаются до сих пор либо горы черных или белых сухарей, либо обломки печенья, либо куски сахара.

Вот о чем поведал ранним утром на берегу реки Шумак Алпан людям. Загорелись у них глаза, захотелось им сладкой халявы. Но алпан предупредил, что путь туда неблизкий, все выше и выше по ручью в горы, через каменные преграды. Но разве народ теперь остановишь.

Поняли они, что незачем им тащить наверх вафли Артек и сахар-рафинад, покидали все лишнее в мешки, бросили в лисью нору и ломанулись наверх. Того не знали только, что закупорили они своим добром лисе с семейством выход наружу.

Совет

А та из-за природной таежной деликатности не посмела прикоснуться к чужому, — едва не двинула кони вместе с детьми. Не думали про это богатыри и богатырши, торопились к чайному столу.

Одна Илон Оранжевый Комбинезон не спешила, у нее в мешочке из кожи молодого изюбра за многие дни добровольного голодания скопилось немало конфет и вафелек.

Долго ли, коротко ли шли они — притомились, решили напоследок своего какавы выпить, чтобы там ни с кем не делиться, да дров с собой взять, чтобы там ни у кого не просить. Пошли дальше, видят на берегу ручья два снежничка, словно два кусочка от безе.

Поднялись еще выше — вот она гигантская чаша — стены гор вокруг, а выщербленные края — перевалы. На дне чаши был когда-то чай, да позеленело все от времени.

Поняли тут спутники Алпана, что припозднились они к чаепитию, принялись юрты ставить, похлебку варить, стирать-полоскать, на дне каменной чаши купаться.

Только строгий Алпан Большая Борода начистил до блеска котелок, посмотрелся в него (традиция такая) и велел на край чашки карабкаться — тот, который люди Ветреным прозвали.

За кусками каменного, зеленью подернутого хлеба, увидели они озеро-блюдце, из отколотого края которого лился-переливался недопитый великаном слабенький травяной чаек. Покарабкались наверх по жестким каменным кускам, крошился под руками и ногами старый сосуд, уже не до застолий им было, доцарапались до края чашки.

Походили по ней туда-сюда, чуть не сдуло, а потом лихо съехали вниз. А духи, что в раньше служили у великанов , расстарались, начали гостей из чайника сверху поливать дождичком и подсыпать сахару-граду. Бежали чаевники, ног под собой не чуя, к родным кибиткам.

Нахлебались до последней нитки, отогревались, копая золотой корень… А вечером видели, как рядом с каменной чашей выросла в небе и ушла за хребет семицветная радужная ручка старинного фарфора. Видно духи в другую долину конфетницу с угощениями поволокли.

Источник: http://papinsait.ru/skazki/pro-chaj-s-suharjami-karelskaja-skazka/

Сказка о чае: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Давным-давно высоко в горах затерялась небольшая деревушка с названием Драконов колодец. И в ней было всего с десяток домов, да и те разбросаны по склонам окрестных гор. В дальних горах крестьяне сажали бамбук, а в ближних – злаки.

Работали они от зари и до зари, но сытыми никогда не бывали, на самом краю деревни стояла ветхая хижина, крытая соломой, в которой жила старуха. Ни детей у нее не было, ни мужа, и доживала она свой век как перст одна. Она не могла уже подниматься в горы и обрабатывать землю. Сил едва хватало на то, чтобы ухаживать во дворе за десятком старых чайных кустов.

Кусты старились вместе со своей хозяйкой, и она собирала с них раз в год не больше нескольких цзиней грубых темно-зеленых листочков.

Обратите внимание
Совет

В жизни этой женщине пришлось хлебнуть немало горя, но она сохранила свою доброту, несмотря на все невзгоды, и сейчас старалась, как могла, скрасить жизнь окружающим. Каждый день она брала несколько листков, заваривала чай и ставила его у дверей своей хижины, чтобы односельчане, спускавшиеся с гор после работы, могли утолить жажду.

[/su_box]

Однажды в канун Нового года, когда в горах валил густой снег, в деревне готовились к празднику. Все запасы у старухи иссякли, если не считать нескольких чайных листьев, но она все же решила не изменять заведенному обычаю.

Поднявшись спозаранок; старуха опустила эти листья в котел, залила кипятком и поставила настаиваться вблизи очага. Вдруг снаружи послышался шум. Дверь распахнулись, и на пороге появился запорошенный снегом старик. Старуха торопливо подошла к нему: — Почтеннейший, в горах снег, пережди немного в моем доме.

Незнакомец стряхнул с себя снег, прошел в комнату, и любопытный взгляд его остановился на очаге:

— Хозяйка, а что у тебя в котле?

— Чай настаиваю, — ответила ему старуха. Гость очень удивился:

— До Нового года осталось уже немного времени. Завтра у всех большой праздник и во всех семьях колют бычка, барашка или кабанчика, чтобы умилостивить предков, а ты только чай завариваешь!

— Я слишком бедна, — горько вздохнула женщина, — мне нечего принести в жертву предкам, зато я каждый день готовлю чай и угощаю им своих односельчан.

Неожиданно для нее незнакомей, рассмеялся: — Что ты жалуешься на бедность, когда во дворе у тебя спрятано сокровище!

Услыхав это, старуха вышла во двор отыскать место, где может быть, спрятано сокровище. Но там все было как обычно: около сарая, крытого лапником стояли две скамьи, да в углу была треснутая каменная ступка, в которой еще с прошлого года прел мусор. Ничего нового во дворе не появилось. Незнакомец вышел вслед за хозяйкой и указал на ступку:

— Вот твое богатство!

— Да разве ж ступка может быть богатством? — изумилась старуха. Видно незнакомец насмехается надо мной, подумала она и добавила:

— Если она тебе нравится, можешь забрать ее!

— Как же я могу взять у тебя эту драгоценность даром. -воскликнул тот, — продай мне эту ступку. Если согласна, то я схожу за людьми, чтобы помогли мне унести ее.

Незнакомец, довольный сделкой, ушел. Старуха долго рассматриваема ступку, но никак не могла понять, чем же она понравилась гостю, и решила, что негоже продавать такую грязную вещь.

Обратите внимание

Вытащила она из ступки мусор и зарыла его под чайными кустами. Затем старуха налила в ступку воды, вымыла ее, а грязную воду выплеснула под те же кусты.

Важно

Она уже закончила работу и любовалась чистой ступкою, когда вернулся незнакомец с деревенскими парнями. При виде вымытой ступки он истошно завопил:

— Что ты наделала? Куда делось богатство?

Никак не ожидала старуха, что труды ее вызовут столь сильный гнев, и прямо-таки опешила:

— Да я же только вымыла ее!

Читайте также:  Весенний ручей рассказ александра сергеевича баркова сказки. рассказы. стихи.

— Куда дела ты все, что было в ступке? — от нетерпения незнакомец, даже ногой притопнул.

— Да вон, зарыла под чайные кусты.

Жалость-то какая! — дрожащим голосом воскликнул незнакомец. — Ведь этот мусор и был самым настоящим богатством теперь оно перешло в чайные кусты. Он махнул рукой и велел парням идти по домам. Новогодний праздник окончился, а вскоре и весна наступила. И вот нежданно-негаданно все чайные кусты во дворе покрылись множеством изумрудных листочков.

Но когда старуха стала их собирать, то люди удивились еще больше: чайные листы были необыкновенно нежными, сочными и ароматными. Односельчане стали просить у старухи отростки от этих чудесных кустов и с тех пор вместо бамбука разводили в горах чайные плантации.

Спустя годы чай с необыкновенным вкусом и ароматом, который готовили из листьев, собранных в этих местах, стали называть чаем «Драконов колодец».

Источник: https://skazki.rustih.ru/skazka-o-chae/

Сказка о чае

Сказка о чае. Китайская сказка

Давным-давно высоко в горах затерялась небольшая деревушка с названием Драконов колодец. И в ней было всего около десяти домов, да и те разбросаны по склонам окрестных гор. В дальних горах крестьяне сажали бамбук, а в ближних – злаки.

Работали они от зари и до зари, но сытыми никогда не бывали, на самом краю деревни стояла ветхая хижина, крытая соломой, в которой жила старуха. Ни детей у нее не было, ни мужа, и доживала она свой век как перст одна. Она не могла уже подниматься в горы и обрабатывать землю. Сил едва хватало на то, чтобы ухаживать во дворе за десятком старых чайных кустов.

Кусты старились вместе со своей хозяйкой, и она собирала с них раз в год не больше нескольких цзиней грубых темно-зеленых листочков.

Обратите внимание
Совет

В жизни этой женщине пришлось хлебнуть немало горя, но она сохранила свою доброту, несмотря на все невзгоды, и сейчас старалась, как могла, скрасить жизнь окружающим. Каждый день она брала несколько листков, заваривала чай и ставила его у дверей своей хижины, чтобы односельчане, спускавшиеся с гор после работы, могли утолить жажду.

[/su_box]

Однажды в канун Нового года, когда в горах валил густой снег, в деревне готовились к празднику. Все запасы у старухи иссякли, если не считать нескольких чайных листьев, но она все же решила не изменять заведенному обычаю.

Поднявшись спозаранок, старуха опустила эти листья в котел, залила кипятком и поставила настаиваться вблизи очага. Вдруг снаружи послышался шум. Дверь распахнулись, и на пороге появился запорошенный снегом старик. Старуха торопливо подошла к нему: — Почтеннейший, в горах снег, пережди немного в моем доме.

Незнакомец стряхнул с себя снег, прошел в комнату, и любопытный взгляд его остановился на очаге:

— Хозяйка, а что у тебя в котле
— Чай настаиваю, — ответила ему старуха. Гость очень удивился:
— До Нового года осталось уже немного времени.

Завтра у всех большой праздник и во всех семьях колют бычка, барашка или кабанчика, чтобы умилостивить предков, а ты только чай завариваешь!
— Я слишком бедна, — горько вздохнула женщина, — мне нечего принести в жертву предкам, зато я каждый день готовлю чай и угощаю им своих односельчан.

Неожиданно для нее незнакомец, рассмеялся: — Что ты жалуешься на бедность, когда во дворе у тебя спрятано сокровище!

Услыхав это, старуха вышла во двор отыскать место, где может быть, спрятано сокровище. Но там все было как обычно: около сарая, крытого лапником стояли две скамьи, да в углу была треснутая каменная ступка, в которой еще с прошлого года прел мусор. Ничего нового во дворе не появилось. Незнакомец вышел вслед за хозяйкой и указал на ступку:

— Вот твое богатство!
— Да разве ж ступка может быть богатством? — изумилась старуха. Видно незнакомец насмехается надо мной, подумала она и добавила:
— Если она тебе нравится, можешь забрать ее!
— Как же я могу взять у тебя эту драгоценность даром. — воскликнул тот, — продай мне эту ступку. Если согласна, то я схожу за людьми, чтобы помогли мне унести ее.

Незнакомец, довольный сделкой, ушел. Старуха долго рассматривала ступку, но никак не могла понять, чем же она понравилась гостю, и решила, что негоже продавать такую грязную вещь.

Обратите внимание

Вытащила она из ступки мусор и зарыла его под чайными кустами. Затем старуха налила в ступку воды, вымыла ее, а грязную воду выплеснула под те же кусты.

Важно

Она уже закончила работу и любовалась чистой ступкою, когда вернулся незнакомец с деревенскими парнями. При виде вымытой ступки он истошно завопил:

—Что ты наделала? Куда делось богатство?

Никак не ожидала старуха, что труды ее вызовут столь сильный гнев, и прямо-таки опешила:

— Да я же только вымыла ее!
—Куда дела ты все, что было в ступке? — от нетерпения незнакомец, даже ногой притопнул.
— Да вон, зарыла под чайные кусты.
—Жалость-то какая! — дрожащим голосом воскликнул незнакомец.

— Ведь этот мусор и был самым настоящим богатством теперь оно перешло в чайные кусты. Он махнул рукой и велел парням идти по домам. Новогодний праздник окончился, а вскоре и весна наступила. И вот нежданно-негаданно все чайные кусты во дворе покрылись множеством изумрудных листочков.

Но когда старуха стала их собирать, то люди удивились еще больше: чайные листы были необыкновенно нежными, сочными и ароматными. Односельчане стали просить у старухи отростки от этих чудесных кустов и с тех пор вместо бамбука разводили в горах чайные плантации.

Спустя годы чай с необыкновенным вкусом и ароматом, который готовили из листьев, собранных в этих местах, стали называть чаем «Драконов колодец».

Источник: https://www.miloliza.com/61-kitajskie-skazki/1673-skazka-o-chae

Про чай с сухарями

Давным-давно жили в горах Саянах великаны. Больше всего они любили гонять чаи. И у каждого были любимая чашка или бокал с блюдцем. Потом великаны как мамонты вымерли, а посуда так и осталась лежать там и сям под горными перевалами. Рядом с ней возвышаются до сих пор либо горы черных или белых сухарей, либо обломки печенья, либо куски сахара.

Вот о чем поведал ранним утром на берегу реки Шумак Алпан людям.

Загорелись у них глаза, захотелось им сладкой халявы. Но алпан предупредил, что путь туда неблизкий, все выше и выше по ручью в горы, через каменные преграды. Но разве народ теперь остановишь. Поняли они, что незачем им тащить наверх вафли Артек и сахар-рафинад, покидали все лишнее в мешки, бросили в лисью нору и ломанулись наверх.

Того не знали только, что закупорили они своим добром лисе с семейством выход наружу. А та из-за природной таежной деликатности не посмела прикоснуться к чужому, — едва не двинула кони вместе с детьми.

Не думали про это богатыри и богатырши, торопились к чайному столу.

Одна Илон Оранжевый Комбинезон не спешила, у нее в мешочке из кожи молодого изюбра за многие дни добровольного голодания скопилось немало конфет и вафелек.

Важно

Долго ли, коротко ли шли они — притомились, решили напоследок своего какавы выпить, чтобы там ни с кем не делиться, да дров с собой взять, чтобы там ни у кого не просить. Пошли дальше, видят на берегу ручья два снежничка, словно два кусочка от безе.

Поднялись еще выше — вот она гигантская чаша — стены гор вокруг, а выщербленные края — перевалы. На дне чаши был когда-то чай, да позеленело все от времени.

Поняли тут спутники Алпана, что припозднились они к чаепитию, принялись юрты ставить, похлебку варить, стирать-полоскать, на дне каменной чаши купаться.

Только строгий Алпан Большая Борода начистил до блеска котелок, посмотрелся в него (традиция такая) и велел на край чашки карабкаться — тот, который люди Ветреным прозвали.

За кусками каменного, зеленью подернутого хлеба, увидели они озеро-блюдце, из отколотого края которого лился-переливался недопитый великаном слабенький травяной чаек.

Покарабкались наверх по жестким каменным кускам, крошился под руками и ногами старый сосуд, уже не до застолий им было, доцарапались до края чашки. Походили по ней туда-сюда, чуть не сдуло, а потом лихо съехали вниз.

А духи, что в раньше служили у великанов , расстарались, начали гостей из чайника сверху поливать дождичком и подсыпать сахару-граду. Бежали чаевники, ног под собой не чуя, к родным кибиткам. Нахлебались до последней нитки, отогревались, копая золотой корень…

А вечером видели, как рядом с каменной чашей выросла в небе и ушла за хребет семицветная радужная ручка старинного фарфора. Видно духи в другую долину конфетницу с угощениями поволокли.

Источник: http://bbb.kiev.ua/pro-4aj-s-suxarami.html

Сказка Поп и работник. Русские народные, Сказки

Жил-был поп. Уж такой он был скупец и привереда — ни один работник не мог у него ужиться. Накормить забудут, отдохнуть не дадут, а работы — край непочатый.

Разве что не каждый день нового батрака поп искал, но чтоб какой-то неделю выдержал, не было такого смельчака. Не было — не было, ан нашелся. Ему говорят: «Не ходи к попу, с голоду опухнешь». А тот хохочет: «Не умели вы, видно, батюшке услужить».

Нанял поп нового батрака, привел на усадьбу, а тут уж дело к обеду.

— Ну что ж, свет, садись — обедать будем.

Налила попадья по тарелке наваристых щей с мясом.

Только бы хорошенько заправиться, да заплакала во дворе поповская дочка.

Поп кивает работнику:

— Глянь-ка, свет, что там стряслось! Успокой чадо.

Пошел работник во двор, успокоил неразумное дитя, а воротился — поп с попадьей уж отобедали.

— Что ж, свет,— развел руками поп,— два раза стол не накрывают!

Так несолоно хлебавши и пришлось работнику идти на гумно — рожь молотить.

Пришел — уж стемнело на дворе.

— Садись за стол,— говорит попадья,— ужинать будем.

Совет

Помыл работник руки, за ложку взялся. Поставила попадья на стол горшок каши, не успела по тарелкам разложить — расплакалась-раскричалась, как на грех, опять поповская дочка.

— Неси ее, свет, на двор! — говорит поп.— Пусть маленько проорется!

Вынес работник крикунью на крыльцо, уговорил-успокоил, а воротился — на столе уже ни горшка, ни каши.

— Что ж, свет,— усмехается поп,— в нашем доме два раза не ужинают. Бог не велит.

«Ладно,— думает работник,— ужо я тебя, жадину, проучу».

Утром встал чуть свет, будит попа:

— Ну что; батюшка, ладно ли я у тебя работаю?

— Ладно-ладно, свет.

— А ежели ладно, давай уговор заключим: я не сдюжу работу — ты меня гони со двора в шею. Без всякого расчета. А коли ты вдруг для меня работы не найдешь — расчет вперед!

Батюшка думает: «Вот повезло, так повезло. Батрак-то, видно, глуповат. Уж я его завалю работой, а не сдюжит — в три шеи со двора».

И в тот же день опять отправил батрака на гумно.

Время обедать, пришли, сели за стол. Попадья ковригу хлеба положила, за ухват взялась — щи из печи достать. А батрак отхватил от ковриги краюшку по себе, сидит, ждет.

Тут опять заревело-заплакало во дворе поповское чадо.

— Поди, свет,— говорит поп.— Успокой дитя. Батрак сунул за пазуху краюху, пошел. Пока был на дворе, весь хлеб съел. Вернулся. Говорит попу:

— Щец-то, батюшка, я не похлебал!

— Ну, свет! У нас щей два раза не варят…

Смолчал батрак, ушел на гумно. Намолотился вдосталь, пришел ужинать.

Попадья положила на стол остаток ковриги, пошла к печи за щами. Батрак сунул хлеб за пазуху, ждет, когда пошлют его нянчить поповскую дочку.

Читайте также:  Отчего волки воют бурятская народная сказка на русском языке сказки. рассказы. стихи.

А вот и плач как по заказу. Взял батрак девчонку на руки, ушел с ней на крыльцо. Укачал, убаюкал ее на свежем воздухе и ковригу умял.

Пришел в дом, положил девчонку в зыбку, а сам на печку да и захрапел для вида.

А попадья — в заботе: как быть-то с таким едоком? Если он по ковриге хлеба будет есть, им никаких запасов не хватит.

— Бежать нам с тобой надо,— говорит ей поп.— Мы ведь как с ним уговорились. Коли он с работой не управится — моя взяла, могу гнать его в шею со двора. А если я уговор нарушу — расчет вперед за три года. Где ж такую прорву денег возьму? Бежать надо…

На другой день, пока батрак рожь молотил, попадья насушила два мешка сухарей, поставила в угол.

Приходит батрак обедать — так и шибануло в нос сухарями. Увидел два мешка — смекнул, в чем дело.

Сели за стол. И ребенок поповский молчит, заигрался, а батрак учен — отвалит от ковриги краюшку, ест, пока попадья щи не поставила.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Старый дом

Поели, поп и говорит:

— Ты, свет, потаскай скирды с поля, а я отдохну да тоже к тебе на помощь приду.

— Ладно,— говорит батрак. А сам, только они из избы, высыпал из одного мешка сухари в подпол, а сам в тот мешок залез.

Слышит, ночью будит попадья попа:

— Вставай! Далеко ли уйдем-то? Проснется—хватится, искать станет.

Взвалил батюшка мешок с батраком на плечи, попадья другой и бежать из дому.

Выбежали за деревню, полем бегут, а батрак-то из мешка голос подает:

— Куда вы? Постойте! И я с вами!

Хотел поп остановиться: разве ж убежать от молодого да еще с мешком на плечах? А попадья ему:

— Еще чего? Отстанет!

Бегут дальше.

А батрак опять из мешка:

— Погодите чуток, догоню!

— Остановимся, жена,— говорит поп.— Все одно — догонит.

А попадья свое твердит:

— Не догонит, умается!

Обратите внимание

Наконец, выбились из сил, свалились с ног на берегу речки. Сбросил поп мешок с плеч, а батрак:

— Ой, батюшка! Зашиб ты меня!

Ахнул поп:

— Так ты здесь?!

— А где ж мне быть? Это вы хотели от меня сбежать. А я от вас ни на шаг.

Делать нечего, разложили на берегу костерок, стали чай пить с сухарями.

Отошел батрак в ближайший лесок за хворостом, а попадья давай попа точить:

— Положим батрака-то с краю, ближе к речке, а ночью и скинем в воду.

А батрак смекнул, в чем дело: очень уж старательно попадья его на самый обрыв устраивала, своего полушалка не пожалела траву накрыть.

Легли спать. Батрак ночью-то и перенес попадью на свое место, а сам на ее место, к попу под бочок лег.

Проснулся поп, будит батрака, думает, что жену:

— Вставай! Пора. А то светать начнет. Размахнулись да и бросили попадью в воду. Хлопнул тут батрак рука об руку и говорит:

— Камень в воду, чертям подарок!

— Это ты, что ль? — ахнул поп.

В данный момент кто-то читает это на сайте:  Сказка Медведь

— А то кто же, батюшка!

Схватился поп за голову, да поздно. Не зря говорят: не ищи дурней себя.

Источник: http://KiddyWood.ru/detskie-skazki/skazka-pop-i-rabotnik.html

Карельские сказки в разных пересказах

Я все никак не могу уняться и продолжаю рассказывать о карельских сказках, которые мы сейчас читаем. Все, конечно, потому что слишком уж устала от этих пресных современных трехсловесных детских книжек. Вроде, все в них хорошо. Вау-эффект работает вообще классно.

Но где богатство и могучесть великого русского языка??? А в народных сказках вся жизни перед тобой раскрывается звучно, ярко, переливчато.

карельские сказки

Сказка «Лопаток» о том, как бабушка отправилась по свету с одним лапотком, просилась к людям на ночлег, а наутро заявила, что приютившие люди украли ее лопаток.

Взамен же она требовала сначала курицу, а потом и что побольше. Но закончилось все, конечно, тем, что старушка так ни с чем и осталась.

У меня дома эта сказка имеется в трех разных в трех разных записях. Одна — в книжке «Карельские сказки» с иллюстрациями Брюханова. Вторая — в книжке «Заонежские сказки». А третья — «Лад да совет» (здесь записаны сказания А.М.

Пашковой, женщины жившей в Пудожском уезде). 

И вот если все эти сказки прочитать, одна за другой, поперекатывать их словечки на языке, прочувствовать говорок, поражаешься, как по-разному говорили даже у нас в небольшой Карелии.

 

А дети, кстати, это замечают как-то несознательно. У нас был случай, когда Алиса стала вдруг стараться подражать приехавшим гостям. Мамина подруга ее спрашивает: «А ты почему так говоришь?» А Алиса ей ответила: «Так Вы так говорите!» — и засмеялась.

К примеру, в заонежском варианте мне все вспоминалась бабушка, потому что она именно так и говорила. 

А сказка Пашковой больше украшена присказками старушки во время ее поездки с нажитым добром, что важно для детей. Кроме того, Анна Михайловна не оставляет окончание сказки без морали, а заявляет: «Как аукнется — да так и откликнется, скоро нажила — да скоро и прожила.» 

Добавлю небольшую ложечку дегтя в это все фольклорное волшебство. Не смотря на то, что книжка «Карельские сказки», как мне кажется, очень здорово оформлена, Алиса пока без большого энтузиазма соглашается ее читать.

Я объясняю это, во-первых, присутствием других более желанных ей книжек, а во-вторых, несколько непривычными иллюстрациями. Да, для меня они восхитительны, но ребенок может считать совершенно иначе.

Зато «Лапоток» пудожский, который совсем без картинок, они прослушали «на ура» и даже потребовали повторения.

специально для проекта #сельскийблогер

Источник: http://kak-ya-stala-mamoi.blogspot.com/2015/07/karelskiye-skazki-lopatok.html

Сказка Легкий хлеб белорусская народная сказка текст с картинками

Косил на лугу косарь. Устал и сел под кустом отдохнуть. Достал мешочек, развязал и начал хлеб жевать.

Выходит из лесу голодный волк. Видит – под кустом косарь сидит и ест что-то. Волк подошел к нему и спрашивает: — Ты что ешь, человече? — Хлеб, — отвечает косарь. — А он вкусный? — Да еще какой вкусный! — Дай мне отведать. — Что ж, отведай.

Отломил косарь кусок хлеба и дал волку.

Понравился волку хлеб. Он и говорит: — Хотел бы я каждый день хлеб есть, но где мне его доставать? Подскажи, человече! — Ладно, — говорит косарь, — научу тебя, где и как хлеб доставать. И начал он волка поучать:

— Прежде всего надо землю вспахать…

— Тогда и хлеб будет? — Нет, брат, постой. Потом надо землю взборонить… — И можно есть хлеб? — замахал волк хвостом. — Что ты, погоди. Прежде надо рожь посеять… — Тогда и хлеб будет? — облизнулся волк.

— Нет еще. Дождись, пока рожь взойдет, холодную зиму перезимует, весной вырастет, потом зацветет, потом начнет колоситься, потом зреть…

— Ох, — вздохнул волк, — долго ж, однако, надо ждать! Но уж тогда я наемся хлеба вволю!..
— Где там наешься! — перебил его косарь. — Рано еще. Сперва надо спелую рожь сжать, потом в снопы связать, снопы в копны поставить. Ветер их провеет, солнышко просушит, тогда вези на ток…

— И буду хлеб есть? — Э, какой нетерпеливый! Надо сначала снопы обмолотить, зерно в мешки ссыпать, мешки на мельницу отвезти и муки намолоть… — И все?

— Нет, не все. Надо муку в деже* замесить и ждать, пока тесто взойдет. Тогда в горячую печь садить.

— И спечется хлеб?
— Да, спечется хлеб. Вот тогда ты и наешься его, — закончил косарь поученье.

Задумался волк, почесал лапой затылок и говорит:
— Нет! Эта работа больно долгая да тяжелая. Лучше посоветуй мне, человече, как полегче еду добывать.

— Ну что ж, — говорит косарь, — раз не хочешь тяжелый хлеб есть, поешь легкий. Ступай на выгон, там конь пасется. Пришел волк на выгон. Увидел коня.

— Конь, конь! Я тебя съем.

— Что ж, — говорит конь, — ешь. Только сперва сними с моих ног подковы, чтоб не ломать тебе зубы об них.

— И то правда, — согласился волк. Нагнулся он подковы снимать, а конь как ударит его копытом в зубы…

Перекувыркнулся волк — и бежать.

Прибежал к реке. Видит — на берегу гуси пасутся. “А не съесть ли мне их?” — думает. Потом говорит: — Гуси, гуси! Я вас съем. — Что ж, — отвечают гуси, — ешь. Но сперва окажи нам перед смертью одну услугу. — Какую? — Спой нам, а мы послушаем. — Это можно. Петь я мастер.

Сел волк на кочку, задрал голову и давай выть. А гуси крыльями хлоп, хлоп — поднялись и полетели.

Слез волк с кочки, поглядел вслед гусям и пошел ни с чем.
Идет и ругает себя последними словами: “Ну и дурень же я! Зачем согласился петь? Ну, теперь кого ни встречу — съем!”

Важно

Только он так подумал, глядь — идет по дороге старый дед. Волк подбежал к нему: — Дед, дед, я тебя съем! — И зачем так спешить? — говорит дед. — Давай сперва табачку понюхаем. — А он вкусный? — Попробуй — узнаешь. — Давай.

Достал дед из кармана кисет с табаком, сам понюхал и волку дал.

Как нюхнул волк во весь дух, так весь кисет табаку и вдохнул. А потом как начал чихать на весь лес… Ничего от слез не видит, всё чихает. Так чихал с час, пока весь табак не вычихал.

Осмотрелся, а деда уж и след простыл. Пошел волк дальше. Идет он, идет, видит — на поле стадо овец пасется, а пастух спит.

Высмотрел волк в стаде самого лучшего барана, схватил его и говорит: — Баран, баран, я тебя съем!

— Что ж, — говорит баран, — такова моя доля. Но чтобы долго тебе не мучиться да не ломать зубы об мои старые кости, стань лучше вон в той ложбинке и раскрой рот, а я взбегу на горку, разгонюсь и сам влечу к тебе в рот.

— Спасибо за совет, — говорит волк. — Так мы и сделаем. Стал он в ложбинке, открыл рот и ждет. А баран взбежал на горку, разогнался и трах рогами волка по голове. Так искры из глаз у серого и посыпались, весь свет перед ним закружился! Опамятовался волк, покрутил головой и рассуждает сам с собой:

— Съел я его или нет?

А тем временем косарь закончил работу и идет домой. Услыхал он волчьи слова и говорит:
— Съесть-то не съел, да зато легкого хлеба отведал.

Источник: http://kinderbox.ru/skazka-legkij-hleb/

Ссылка на основную публикацию