Вечерняя заря и рассвет эстонская народная сказка сказки. рассказы. стихи.

Читать сказку Вечерняя заря и рассвет — Эстонская сказка, онлайн бесплатно с иллюстрациями

Вечерняя заря и рассвет (эстонская сказка)

Недолга счастливая пора коротких ночей, песен и обилия цветов — награда жителям нашей северной страны за тяготы суровой зимы.

Во время пышного расцвета природы в этом северном краю, когда Рассвет и Вечерняя заря протягивают друг другу руки, один старичок рассказал собравшимся вокруг него детям историю любви Рассвета и Вечерней зари, а я в свою очередь поведаю вам, что мне довелось там услышать.

Знакомо ли тебе Светило, что живет в чертогах Дедушки? Сейчас оно как раз отправилось на отдых и там, где оно погасло, на небе продолжает гореть его отблеск, но луч света уже движется дальше на восток, где вскоре снова засверкает в полную силу, приветствуя все окружающее.

Знаешь ли ты руку, которая тянется к солнцу и ведет его отдыхать после того, как оно завершит свой путь по небосводу? Знаешь ли ты руку, которая вновь зажигает погасшее светило и отправляет его в новый путь по небу?У дедушки есть двое верных слуг, им подарена вечная молодость и, когда Светило в первый вечер закончило свой путь по небу, он сказал Вечерней заре:— Тебе, доченька, я вверяю заходящее солнце. Погаси его и спрячь огонь, чтобы оно не натворило беды. Когда же на следующее утро Солнце должно было вновь начать свой путь, он сказал Рассвету:— Твое дело, сынок, зажечь Светило и собрать его в путь.

Обратите внимание

Рассвет и Вечерняя заря исправно выполняли свои обязанности, и не было дня, чтобы Светило не появлялось на небосклоне.

Зимой, когда оно ходит поблизости от края неба, то вечером гаснет раньше, а утром позднее начинает свой путь, весной же, когда оно будит цветы и птиц, и летом, когда льет свои горячие лучи на поля, чтобы созрело зерно, времени для отдыха у него остается совсем мало. В эту пору Вечерняя заря то и дело передает угасшее Светило Рассвету и он тут же зажигает его, пробуждая к новой жизни.

Когда настала прекрасная пора и зацвели и стали благоухать цветы, а птицы и люди заполнили песнями все пространство под небесами — они глубоко заглянули друг другу в карие глаза, и в тот момент, когда угасшее солнце переходило из рук Вечерней зари к Рассвету, сжали друг другу руки, и губы их соприкоснулись.

Однако око, которое никогда не дремлет, заметило, что случилось в тихую полночь, и на следующий день Дедушка позвал к себе Вечернюю зарю и Рассвет и сказал им:— Я доволен, как вы выполняете свои обязанности, и хочу, чтобы вы были счастливы. Дайте друг другу руки и несите с этого дня свою службу вместе, как муж и жена.

Ответили ему в один голос Рассвет и Вечерняя заря:— Не губи наше счастье, Дедушка. Позволь нам навсегда остаться женихом и невестой, тогда любовь наша останется навсегда молодой и пылкой.Выполнил Дедушка их просьбу, благословил остаться женихом и невестой.

Только раз в году, в течение четырех недель, встречаются они глубокой ночью, и, когда Вечерняя заря передает угаснувшее солнце в руки своему возлюбленному, тот берет ее за руки и губы их соприкасаются.

Щеки Вечерней зари начинают рдеть, бросая на небо розовый отсвет до тех пор, пока Рассвет вновь не зажжет Светило и золотое сияние с неба не возвестит о том, что встает Солнце. В честь их встречи Дедушка украшает луга самыми прекрасными цветами, а соловьи шутливо кричат Вечерней заре, слишком долго покоящейся на груди Рассвета:

— Ленивая девочка, ленивая девочка! Ночка-то затянулась!

— КОНЕЦ —

Эстонская народная сказка. Иллюстрации.

(Нет голосавших)

Loading…

Предыдущая

Визирь Абдул — Лев Толстой

Следущая<\p>

Баба-Яга и ягоды — Русская сказка

Источник: http://vini-puh.ru/estonskie/vechernyaya-zarya-i-rassvet-estonskaya-skazka/

Сказка о Рассвете и Вечерней Заре

С каждым новым днем жители прибрежных деревень привыкли встречать прекрасного и могучего сына Солнечного бога, прозванного Рассветом. Он рассекал ночную тьму и приносил в мир свет нового дня.

Встречая юного бога, люди играли на флейтах и пели красивые песни, а Рассвет поднимался на золотой колеснице из-за горных вершин Скалистых Восточных гор.

И не было утра, когда бы его восход ни встречали радостью и рыбаки, закидывавшие свои сети далеко в море, и косари, отправлявшиеся на покос на тучных лугах, раскинувшихся перед горной грядой, и виноградари, подвязывавшие поспевающие гроздья молодого винограда.

Важно

Но вот случилось ненастье, с моря подули сильные ветры, самый мощный из них, Тайфун, сын Морского бога Океана, поглотил собой все небо, и из лазоревого бесконечного купола оно превратилось в мрачное серое покрывало над землей, сколько хватало глаз увидеть.

На море взыгралась буря, да такая сильная, что все прекрасные деревья, росшие на скалистом берегу, вырвало с корнем и унесло на штормящих волнах.

А после, когда через три дня Тайфун устал от своей неистовой игры и вернулся к отцу в пучину моря, на берег выбросило побелевшие стволы деревьев, выбросило и обломки кораблей, и изодранные в клочья снасти. Только моряков не отдал Морской бог, забрал их души в вечное пленение.

Новое утро занималось над берегом, юный Рассвет готовил свою колесницу, чтобы вознестись в лазоревую вышину неба к своему Солнцеликому отцу. Но не приветствовали юного бога ни флейты, ни песни. Жители прибрежных деревень оплакивали души доставшихся морю рыбаков.

Разгневался Рассвет на Морского бога за то, что он позволил своему сыну нанести урон неповинным людям и забрал души рыбаков. В гневе он решил, что настало время для Морского бога узнать, что такое потеря и каково оплакивать родных.

Долго думал Рассвет, как отомстить Океану и задержался на небосводе дольше обычного. Уже алел запад над морем, и юная дева Вечерняя Заря вышла из морской пучины на самом горизонте.

Где ступала она своими легкими шагами, там оставались золотые следы на морской глади, словно дорожка.

Рассвет взглянул на дочь Морского бога и решил украсть ее, увезти далеко за горы, чтобы никогда больше не увидела она ни родных волн, ни пучины морской.

Он оставил берег моря, спрятавшись за скалами, а когда Вечерняя Заря обошла горизонт и собиралась последовать зову своего отца и спуститься в море, Рассвет выскочил из-за скалы, схватил девушку на руки и понес в своей золотой колеснице наверх, чтобы навсегда увезти за гряду Скалистых Восточных гор.

Прошел день, другой, но не сменяла его ночь, как бывало то обычно — не появлялась на закате дня Вечерняя Заря, а продолжал править Солнечный бог, отец Рассвета.

Совет

Затосковал по дочери Морской бог и послал гонца, Морской Бриз, к Скалистым Восточным горам, чтобы просить сына Солнечного бога вернуть ему дочь.

Рассвет не хотел внять мольбам и просьбам Морского бога, сетуя на него за пролитые людьми слезы, за души похищенные им.

И тогда Морской бог пообещал вернуть души рыбаков и впредь за неистовые игрища сына своего Тайфуна наградил людей теплом от вечно горячего течения, названного через тысячелетия Гольфстримом.

Согласился Рассвет отпустить дочь Морского бога и отвез ее на своей колеснице к самому горизонту на закате дня. Но долго они не хотели расставаться, успев узнать и полюбить друг друга. Вечерняя заря не уходила с горизонта, а Рассвет не спешил подниматься на своей золотой колеснице.

Морской бог и Солнечный бог уговорились между собой, чтобы поженились Рассвет и Вечерняя Заря, но взяли с них уговор не нарушать привычный для людей порядок света и ночи. Летние месяцы с тех пор проводили Рассвет и Вечерняя Заря все ночи вместе, когда Солнечный бог не уходил на покой, а Морской бог спокойно дремал в глубине своих пучин.

Зимой же Рассвет уходил далеко за Восточные Скалистые горы, являясь из-за гор только к самому появлению Вечерней Зари. Мимолетное свидание прекрасной пары, и вот они уже спешили обратно, следуя строгому уговору, заключенному их отцами.

А в ночном черном небе зажигались танцующие огоньки, отмечавшие путь, по которому уходили в долгие зимние ночи влюбленные Рассвет и Вечерняя Заря.

Источник: https://www.newauthor.ru/fairy-tale/skazka-o-rassvete-i-vechernej-zare

Вечерняя сказка

Я целый день бродил в лесу.

Смотрю — уж вечер на носу,

На небе солнца больше нет,

Остался только красный след.

Примолкли ели. Дуб уснул.

Во мгле орешник потонул.

Затихла сонная сосна.

И наступила тишина:

И клёст молчит, и дрозд молчит,

И дятел больше не стучит.

Вдруг слышу — ухнула сова,

Да так, что вздрогнула листва:

— Уху! Уходит время зря,

Потухла на небе заря.

Давай утащим крикуна,

Пока не вылезла луна.-

Другая буркнула в ответ:

— Я не доела свой обед.-

И снова первая: — Уху!

Ты вечно мелешь чепуху!

Мы не успеем долететь:

Ведь могут двери запереть.

Бросай обед, летим сейчас,

Возьмём его, и кончен сказ.-

Раздвинул ветки я плечом

И крикнул: — Совы, вы о чём? —

Почистив клюв, одна из них

Мне отвечала за двоих:

— На свете странный мальчик есть.

Он сам умеет кашу есть,

Линкор умеет рисовать

И злых собак дрессировать.

Но только скажут: «Спать пора»,

Он рёв заводит до утра:

«Не гасите

Огня,

Не просите

Меня,

Всё равно

Не усну,

Всю постель

Переверну,

Не желаю,

Не могу,

Лучше к совам

Убегу…»

Мы рассудили: так и так,

Раз этот маленький чудак

Ночами не желает спать,

Ему совёнком надо стать.

В дупло мальчишку принесём,

Пять страшных слов произнесём,

Дадим волшебную траву

И превратим его в сову.

Тут совы с места поднялись

И в тьму ночную унеслись.

Я знал, куда они летят,

Кого заколдовать хотят!

Ведь это Женька, мой сосед,

Ему пять с половиной лет,

А он все ночи напролёт

Кричит, буянит и ревёт:

«Не гасите

Огня,

Не просите

Меня,

Всё равно

Не усну,

Всю постель

Переверну,

Не желаю,

Не могу,

Лучше к совам

Убегу…»

Как этих сов опередить?

Как Женьку мне предупредить?

Никто не сможет мне помочь:

Совсем темно, настала ночь.

Тумана дымка поднялась,

На небе звёздочка зажглась…

Я дятла кинулся будить:

— Послушай, дятел, как мне быть?

Мой лучший друг попал в беду,

А я дороги не найду… —

Подумал дятел, помолчал

И головою покачал:

— Никак ума не приложу,

Слетаю мышку разбужу.-

Сейчас же прибежала мышь

И пропищала: — Что грустишь?

Ведь мой знакомый старый крот

Прорыл прямой подземный ход.

Ты можешь прямиком идти,

И не собьешься ты с пути.-

И, несмотря на темноту,

Бегом помчался я к кроту.

Но здесь опять ждала беда:

Ход шириною был с крота!

Ну как в дорогу я пущусь,

Когда я в нём не умещусь?

Придётся поверху брести.

Да как во тьме тропу найти?

Тут не помогут мне очки…

Но дятел крикнул: — Светлячки! —

И прилетели светлячки,

Такие добрые жучки,

И сразу отступила мгла,

И я помчался как стрела,

Как скороход,

Как вертолёт,

Как реактивный самолёт!

Вот я и дома. Раньше сов!

Обычный Женькин слышу рёв:

«Не гасите

Огня,

Не просите

Меня,

Всё равно

Не усну,

Всю постель

Переверну,

Не желаю,

Не могу,

Лучше к совам

Убегу…»

Я крикнул: — Женька, брат, беда!

Ведь две совы летят сюда!

Вот заварил ты кутерьму! —

И всё я рассказал ему.

И Женька сразу замолчал,

Как будто в жизни не кричал.

И больше он по вечерам

Не поднимает тарарам.

Как только с4кажут: «Спать пора»,

Он засыпает до утра.

А совы по ночам не спят:

Капризных стерегут ребят.

Источник: https://funread.ru/skazki/avtorskie/irina-tokmakova/vechernyaya/

Иван Вечерней Зори — Русские народные сказки

Страница 1 из 3

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь; у него было три дочери. Народились они в три года; а у купца народилось три сына в одну ночь: один Иван Вечерней Зори, другой Иван Полуночной Зори, третий Иван Утренней Зори. Эти купеческие дети росли не по дням, а по часам.

Царские дочери и купеческие дети ходили в одно училище учиться грамоте. И ходили они в училище в одни часы; из училища шли, раскланивались, в училище шли, раскланивались. Когда царские дочери стали входить в совершенные лета, прилетает шестиглавый змей и уносит всех трех царских дочерей.

Царь разослал по всему царству: «Не выищется ли кто отыскать моих дочерей?» До того дошел слух, до другого, до третьего и т. д. Дошел этот слух и до купеческих детей; а купеческие дети были богатыри. Они и говорят своей матери: «Маменька! Пойди ты, говорят, к царю. Скажи, что мы беремся отыскать его дочерей.

Обратите внимание

Только чтобы несколько месяцев нас царь прокормил». Мать пошла, доложила царю. Царь очень рад; сейчас купеческих детей царь взял, несколько месяцев кормил их. И стали они сильные богатыри. Из всей царской конюшни выбрали они себе только трех коней, а больше по них коней недоставало.

Купили им седла богатырские, и поехали они странствовать.

Иван Вечерней Зори взял с собой стрелочку; стрелочку пускал: куда она летит, туда и они за ней едут. Видят: лежит богатырь, под шатром спит; у него голова с пивной котел. Они и подумали: «Если его сонного похитить (убить), что ж мы будем за богатыри?» И легли спать.

Тот богатырь проснулся; видит, что лежат, спят три богатыря. «Если мне, говорит, их сонных похитить, что ж я буду за богатырь?» Просыпаются купеческие дети. Тот богатырь и спрашивает: «Куда вы путь держите?» — «Да отыскиваем, говорят, царских дочерей.

Читайте также:  Горы и долы удмуртская народная сказка сказки. рассказы. стихи.

Унес их шестиглавый змей». — «Где ж вам, говорит, с ним сладить? Я славлюсь первый богатырь Белый в России и то с ним сладить не могу». Иван Вечерней Зори и говорит: «Против моей силы не может противиться». — «Ну, когда это так, возьмите меня в братья к себе».

Взяли его в братья и поехали.

Иван Вечерней Зори запустил стрелочку свою, и она воткнулась в гору высокую. Подъехали они к этой горе; эта гора высока и гладка, как стена. Иван Вечерней Зори и говорит братьям: «Если я, говорит, не взъеду на эту гору, то ваши кони вовсе не взъедут.

А если я взъеду, спущу оттуда с царицей коня; вы тогда его плетками разожгите, чтобы он опять на эту гору взлетел». Он (Иван Вечерней Зори) попробовал и взлетел на эту гору. И эти братья пытали на своих конях взъехать на эту гору, но никак не могли.

Едет он [Иван Вечерней Зори] там на горе, видит медный дворец. Царица увидала, высылает девушку: «Что это, говорит, за молодец? Пойди, узнай». Девушка выходит и говорит: «Здравствуй, добрый молодец. Кто ты, говорит, такой?» — «Я Иван Вечерней Зори, русский богатырь. Поди доложи обо мне царице».

Она доложила царице. «Позвать его, говорит, сюда!» Он входит. Она и говорит: «Ах, говорит, Иван Вечерней Зори, русский богатырь! Зачем ты сюда пожаловал?» — «Приехал, говорит, сюда вас спасать». — «Где ж тебе, говорит, спасти? У него (у змея) необыкновенная сила».

 — «Нет, говорит, против моей силы он не может противиться». — «Когда, говорит, так, поди ты в погреб, перекати справа налево по шести бочек» (всего было двенадцать). Он перекатил. На правой стороне были бочки, из них что пьешь, тем больше силы прибавляется; а на левой что ни пьешь, то силы убавляется.

Важно

Змей прилетает: «А что, говорит, здесь русским духом пахнет?» — «Я, Иван Вечерней Зори, русский богатырь». — «А, говорит, я тебя съем». — «Не то съешь, не то подавишься. Что ж ты за богатырь, когда ты меня дома съешь? Пойдем на поединок, подеремся». Дрались, дрались, устали.

Змей сказал: «Пойдем, говорит, пить напитки». Они и пошли в погреб.

Предыдущая 1 2 3 Следующая

Источник: http://www.ru-skazki.ru/ivan-evening-dawns.html

Зорька. Вечорка и Полуночка

Хранители сказок | Русские народные сказки в обработке Афанасьева Александра Николаевича

Русская народная сказка

В некоем государстве жил-был король; у него было три дочери красоты неописанной. Король берег их пуще глаза своего, устроил подземные палаты и посадил их туда, словно птичек в клетку, чтобы ни буйные ветры на них не повеяли, ни красно солнышко лучом не опалило.

Раз как-то вычитали королевны в одной книге, что есть чудный белый свет, и когда пришел король навестить их, они тотчас начали его со слезами упрашивать: «Государь ты наш батюшка! Выпусти нас на белый свет посмотреть, в зеленом саду погулять». Король принялся было их отговаривать.

— куда! — и слышать не хотят; чем больше отказывает, тем они пуще к нему пристают. Нечего делать, согласился король на их неотступную просьбу.

Вот прекрасные королевны вышли в сад погулять, увидали красное солнышко, и деревья, и цветы, и несказанно возрадовались, что им волен белый свет; бегают по саду — забавляются, всякою травкою любуются, как вдруг подхватило их буйным вихрем и унесло высоко-далеко — неведомо куда.

Мамки и няньки всполошилися, побежали к королю докладывать; король тотчас разослал во все стороны своих верных слуг: кто на след нападет, тому посулил большую награду пожаловать. Слуги ездили-ездили, ничего не проведали, с чем поехали — с тем и назад воротились.

Король созвал свой большой совет, стал у думных бояр спрашивать, не возьмется ли кто разыскать его дочерей? Кто это дело сделает, за того любую королевну замуж отдаст и богатым приданым на всю жизнь наделит.

Раз спросил — бояре молчат, в другой — не отзываются, в третий — никто ни полслова! Залился король горючими слезами: «Видно, нет у меня ни друзей, ни заступников!» — и велел по всему государству клич кликать: не выищется ли кто на такое дело из простых людей?

А в то самое время жила-была в одной деревне бедная вдова, и было у нее трое сынов — сильномогучих богатырей; все они родились в одну ночь: старший с вечера, середний в полночь, а меньшой на ранней утренней зоре, и назвали их по тому: Вечорка, Полуночка и Зорька.

Как дошел до них королевский клич, они тотчас взяли у матери благословение, собрались в путь и поехали в столичный град. Приехали к королю, поклонились ему низко и молвили: «Многолетно здравствуй, государь! Мы пришли к тебе не пир пировать, службу служить; позволь нам поехать, твоих королевен разыскать».

— «Исполать вам, добрые молодцы! Как вас по имени зовут?» — «Мы — три брата родные: Зорька, Вечорка и Полуночка». — «Чем же вас на дорогу пожаловать?» — «Нам, государь, ничего не надобно; не оставь только нашей матушки, призри ее в бедности да в старости».

Король взял старуху, поместил во дворец и велел кормить ее и поить со своего стола, одевать-обувать из своих кладовых.

Совет

Отправились добрые молодцы в путь-дорогу; едут месяц, и другой, и третий, и заехали в широкую пустынную степь. За той степью дремучий лес, а у самого лесу стоит избушка; постучались в окошко — нет отзыва, вошли в двери — а в избушке нет никого. «Ну, братцы, останемся здесь на время, отдохнем с дороги». Разделись, помолились богу и легли спать.

Наутро меньшой брат Зорька говорит старшему брату Вечорке: «Мы двое на охоту пойдем, а ты оставайся дома да приготовь нам обедать». Старший брат согласился; возле той избушки был хлевец полон овец; вот он, долго не думая, взял что ни есть лучшего барана, зарезал, вычистил и зажарил к обеду. Приготовил все как надобно и лег на лавочку отдохнуть.

Вдруг застучало, загремело — отворилась дверь и вошел старичок сам с ноготок, борода с локоток, глянул сердито и закричал на Вечорку: «Как смел в моем доме хозяйничать, как смел моего барана зарезать?» Отвечает Вечорка: «Прежде вырасти, а то тебя от земли не видать! Вот возьму щей ложку да хлеба крошку — все глаза заплесну!» Старичок с ноготок еще пуще озлобился: «Я мал, да удал!» Схватил горбушку хлеба и давай его в голову бить, до полусмерти прибил, чуть-чуть живого оставил и бросил под лавку; потом съел зажаренного барана и ушел в лес. Вечорка обвязал голову тряпицею, лежит да охает. Воротились братья, спрашивают: «Что с тобой подеялось?» — «Эх, братцы, затопил я печку, да от великого жару разболелась у меня головушка — весь день как шальной провалялся, не мог ни варить, ни жарить!»

На другой день Зорька с Вечоркою на охоту пошли, а Полуночку дома оставили: пусть-де обед приготовит. Полуночка развел огонь, выбрал самого жирного барана, зарезал его, поставил в печь; управился и лег на лавку.

Вдруг застучало, загремело — вошел старичок сам с ноготок, борода с локоток и давай его бить-колотить; чуть-чуть совсем не ухлопал! Съел жареного барана и ушел в лес. Полуночка завязал платком голову, лежит под лавкою и охает. Воротились братья: «Что с тобой?» — спрашивает Зорька.

«Угорел, братцы! Всю головушку разломило, и обеда вам не готовил».

На третий день старшие братья на охоту пошли, а Зорька дома остался; выбрал что ни есть лучшего барана, зарезал, вычистил и зажарил. Управился и лег на лавочку.

Вдруг застучало, загремело — идет во двор старичок сам с ноготок, борода с локоток, на голове целый стог сена тащит, а в руках большой чан воды несет; поставил чан с водою, раскидал сено по двору и принялся овец считать.

Видит — опять не хватает одного барана, рассердился, побежал в избушку, бросился на Зорьку и крепко ударил его в голову. Зорька вскочил, ухватил старичка за длинную бороду и ну таскать вповолочку во все стороны; таскает да приговаривает: «Не узнав броду, не суйся в воду!»

Обратите внимание

Взмолился старичок сам с ноготок, борода с локоток: «Смилуйся, сильномогучий богатырь! Не предавай меня смерти, отпусти душу на покаяние».

Зорька вытащил его на двор, подвел к дубовому столбу и в тот столб забил ему бороду большим железным клином; после воротился в избу, сидит да братьев дожидается. Пришли братья с охоты и дивуются, что он цел-невредим.

Зорька усмехается и говорит: «Пойдемте-ка, братцы, ведь я ваш угар поймал, к столбу привязал». Выходят на двор, смотрят — старичок с ноготок давно убежал, только половина бороды на столбе мотается; а где он бежал, тут кровь лилась.

По тому следу добрались братья до глубокого провала. Зорька пошел в лес, надрал лыков, свил веревку и велел спустить себя под землю. Вечорка и Полуночка спустили его под землю. Очутился он на том свете, отвязался от цепи и пошел куда глаза глядят.

Шел-шел — стоит медный дворец; он во дворец, встречает его младшая королевна — краше цвета алого, белей снегу белого, и ласково спрашивает: «Как зашел сюда, добрый молодец, по воле аль по неволе?» — «Твой родитель послал вас, королевен, разыскивать».

Она тотчас посадила его за стол, накормила-напоила и дает ему пузырек с сильной водою: «Испей-ка этой водицы, у тебя силы прибавится». Зорька выпил тот пузырек и почуял в себе мощь великую. «Теперь, — думает, — хоть кого осилю!»

Тут поднялся буйный ветер, королевна испугалась: «Сейчас, — говорит, — мой змей прилетит!» — взяла его за руку и схоронила в другой комнате. Прилетел трехглавый змей, ударился о сырую землю, обернулся молодцем и закричал: «А! Русским духом пахнет… кто у тебя в гостях?» — «Кому у меня быть? Ты по Руси летал, там русского духу набрался — оттого и здесь тебе чудится».

Змей запросил есть и пить; королевна принесла ему разных кушаньев и напитков, а в те напитки подсыпала сонного зелья. Змей наелся-напился, стало его в сон бросать; он заставил королевну искать у себя в головах, лег к ней на колени и заснул крепким сном.

Королевна вызвала Зорьку; тот вышел, размахнул мечом и отрубил змею все три головы; потом разложил костер, сжег змея поганого и пустил пепел по чистому полю.

«Теперь прощай, королевна! Пойду искать твоих сестер, а как найду — за тобой ворочусь», — сказал Зорька и пошел в дорогу; шел-шел — видит серебряный дворец, в том дворце жила середняя королевна. Зорька убил тут шестиглавого змея и пошел дальше.

Долго ли, коротко ли — добрался он до золотого дворца, в том дворце жила старшая королевна; он убил двенадцатиглавого змея и освободил ее от заключения.

Важно

Королевна возрадовалась, стала домой собираться, вышла на широкий двор, махнула красным платочком — золотое царство в яичко скаталось; взяла то яичко, положила в карман и пошла с Зорькою-богатырем за своими сестрицами. Те то же самое сделали: скатали свои царства в яички, забрали с собой и отправились к провалу.

Вечорка и Полуночка вытащили своего брата и трех королевен на белый свет. Приезжают они все вместе в свое государство; королевны покатили в чистом поле своими яичками — и тотчас явились три царства: медное, серебряное и золотое. Король так обрадовался, что и рассказать нельзя; тотчас же обвенчал Зорьку, Вечорку и Полуночку на своих дочерях, а по смерти сделал Зорьку своим наследником.

Источник: http://hobbitaniya.ru/afanasyev/afanasyev83.php

Восход солнца

Еще в раннем детстве доводилось мне любоваться восходом солнца. Весенним ранним утром, в праздничный день, мать иногда будила меня, на руках подносила к окну:

— Посмотри, как солнце играет!

За стволами старых лип огромный пылающий шар поднимался над проснувшейся землею. Казалось, он раздувался, сиял радостным светом, играл, улыбался. Детская душа моя ликовала. На всю жизнь запомнилось мне лицо матери, освещенное лучами восходящего солнца.

В зрелом возрасте много раз наблюдал я восход солнца.

Я встречал его в лесу, когда перед рассветом проходит вверху над макушками предутренний ветер, одна за другою гаснут в небе чистые звезды, четче и четче обозначаются на посветлевшем небе черные вершины.

На траве лежит роса. Множеством блестков сверкает растянутая в лесу паутина. Чист и прозрачен воздух. Росистым утром, смолою пахнет в густом лесу.

Видел восход солнца над родными полями, над зеленеющим, покрытым росою лугом, над серебряной гладью реки. В прохладном зеркале воды отражаются побледневшие утренние звезды, тонкий серп месяца. На востоке разгорается заря, и вода кажется розовой.

Как бы в парной легкой дымке под пение бесчисленных птиц поднимается над землею солнце. Точно живое дыхание земли, легкий золотистый туман стелется над полями, над недвижной лентой реки. Все выше поднимается солнце.

Прохладная прозрачная роса на лугах сияет алмазной россыпью.

Наблюдал появление солнца в морозное зимнее утро, когда нестерпимо сияли глубокие снега, рассыпался с деревьев легкий морозный иней. Любовался восходом в высоких горах Тянь-Шаня и Кавказа, покрытых сверкающими ледниками.

Совет

Особенно хорош восход солнца над океаном. Будучи моряком, стоя на вахте, много раз наблюдал я, как восходящее солнце меняет свой цвет: то раздувается пылающим шаром, то закрывается туманом или далекими облаками. И все вокруг внезапно меняется. Иными кажутся далекие берега, гребни набегающих волн.

Изменяется цвет самого неба, золотисто-голубым шатром покрывающего бескрайнее море. Пена на гребнях волн кажется золотою. Золотыми кажутся летящие за кормою чайки. Алым золотом отсвечивают мачты, блестит крашеный борт корабля. Стоишь, бывало, на вахте на носу парохода, несказанной радостью наполняется сердце.

Читайте также:  Басни сергея владимировича михалкова. произведения и биография сказки. рассказы. стихи.

Рождается новый день! Сколько встреч и приключений сулит он молодому счастливому моряку?

Жители больших городов редко любуются восходом солнца. Высокие каменные громады городских домов закрывают горизонт. Даже сельские жители просыпают короткий час восхода солнца, начало дня.

Но в живом мире природы все пробуждается. На опушках леса, над озаренной водою громко поют соловьи. Взвиваются с полей в небо, исчезая в лучах рассвета, легкие жаворонки.

Радостно кукуют кукушки, свистят дрозды.

Только моряки, охотники — люди, тесно связанные с матерью-землею, знают радость торжественного солнечного восхода, когда на земле пробуждается жизнь.

Друзья мои читатели, очень советую вам полюбоваться восходом солнца, чистой ранней утренней зарею. Вы почувствуете, как свежей радостью наполняется ваше сердце. В природе нет ничего прелестнее раннего утра, утренней ранней зари, когда материнским дыханием дышит земля и жизнь пробуждается.

Источник: https://vogelz.ru/rasskazy/sokolov-mikitov-i-s/na-rodnoy-zemle/voshod-solntsa

Детский сад «Кораблик детства»

Беги,ручеек!

Русская народная сказка

Бежит весенний ручей к реке, звенит, раду­ется. Вдруг на его дороге большой камень встал. Ручей бился, бился о него, толкал, толкал — и не сдвинул. Прибежал напиться воды заяц. Ручей просит:
— Заяц, заяц, сдвинь камень! Я не могу дальше бежать!

Заяц толкал, толкал камень, не сдвинул и убежал. Прибежал напиться воды кабан. Ручей просит: — Кабан, кабан, сдвинь камень! Я не могу дальше бежать! Кабан толкал, толкал камень, не сдвинул и убежал. Пришёл напиться воды медведь. Ручей просит: — Медведь, медведь, сдвинь камень! Я не могу даль­ше бежать! Медведь толкал, толкал камень, не сдвинул и ушёл.

Из норы вылезает крот и говорит: — Ручей! Дай мне воды напиться, я сдвину камень. А ручей ему: — Куда уж тебе, маленькому да слепому, камень сдви­нуть! Его заяц, кабан и медведь толкали, толкали и — не сдвинули! Напился крот воды. И давай под камнем норы да ходы рыть. Всю землю под камнем прорыл-пропахал. Камень зашевелился и — провалился под землю.

Обрадовался ручей, зазвенел, зажурчал и дальше к реке побежал.

Лесная оттепель

Сергей Козлов
(из цикла сказок про Ёжика и Медвежонка)

Обратите внимание

Ах, какая это была мягкая, теплая оттепель!.. Кружились снежинки, и в лесу пахло весной. Ёжик сидел на крылечке своего домика, нюхал воздух и улыбался.

«Не может быть, — думал он, — что еще вчера в лесу трещали деревья и сердитый Дед-Мороз скрипел под окнами своими большими валенками, а сегодня его совсем нет! Где же он?» И Ёжик стал прикидывать, куда мог спрятаться Дед-Мороз. «Если он влез на сосну, — рассуждал Ёжик, — то где-то под сосной стоят его большие валенки.

Ведь даже Медвежонок не может влезть в валенках на сосну! Если он залез под лед, — продолжал размышлять Ёжик, — то где-то на реке обязательно должна быть дырка, и из нее должен идти пар. Потому что Дед-Мороз сидит в валенках на дне и дышит.

А если он совсем ушел из леса, я обязательно увижу его следы!» И Ёжик надел лыжи и побежал между деревьями. Но ни под одним деревом не было валенок, на реке он не увидел ни одной дырки и нигде не нашел никаких следов. — Дед-Мороз! — крикнул Ёжик. — Отзови-и-ись!.. Но было тихо.

Только снежинки кружились вокруг, и где-то далеко- далеко стучал Дятел. Ёжик остановился, прикрыл глаза и представил себе красивого Дятла с красными перышками и длинным носом.

Дятел сидел на верхушке сосны и время от времени откидывал голову назад, прищуривался и, будто рассердившись, стукал носом: «тук!» Брызгала сосновая кора и, мягко шурша, осыпалась в снег… «Наверное, Дятел знает, где Дед-Мороз, — подумал Ёжик. — Он сидит высоко, и ему все видно». И он побежал к Дятлу. — Дятел! — еще издали закричал Ёжик.

— Ты не видел Деда-Мороза? — Тук-тук! — сказал Дятел. — Он ушел! — А где его следы? Дятел свесил к Ёжику нос, прищурившись, посмотрел на него и сказал: — А он ушел без следов! — Как же? — удивился Ёжик. — А очень просто! Приплыло облако и опустилось низко-низко. Дед-Мороз забросил сначала на него валенки, потом влез сам и уплыл… — Куда? — спросил Ёжик. — На Кудыкину гору. Тук-тук!- сказал Дятел.

И Ёжик, успокоенный, пошел домой и по дороге представил себе заснеженную Кудыкину гору, по которой ходит, наверное сейчас Дед-Мороз и скрипит своими большими валенками.

Чистые птицы

Сергей Козлов
(из цикла сказок про Ёжика и Медвежонка)

Больше всего Ёжик любил эти первые по-настоящему весенние дни! Уже ни одного островка снега не осталось в лесу, в небе по ночам громыхал гром, и, хотя молнии не было видно, до самого утра шумел настоящий проливной дождь. «Лес умывается! — думал Ёжик. — Умываются елки, пеньки и опушки.

А птицы летят теперь с юга, и им тоже моет дождь перышки!» И по утрам он выходил на крыльцо и ждал чистых, вымытых птиц. — Еще не прилетели! — говорила Белка. — Кар-р-р! Им тр-р-рудно в пути! — картавила Ворона. А Ёжик нюхал воздух и говорил: — Все равно пахнет чистыми птицами! И Дятел тогда принимался на самой верхушке сосны чистить себе перышки.

«Я тоже должен быть чистым! — думал он. — А то они прилетят и скажут: что же ты такой пыльный, Дятел?» Заяц сидел под кустом и мыл себе уши. — Возьми еловую шишку! — крикнул Ёжик. — Еловой шишкой лучше отмывается! — А чем вы посоветуете почистить мне рога? — спросил, выйдя на опушку перед Ёжикиным домиком, Лось. — Песком, — сказал Ёжик.

— Нет лучше, чем чистить рога песком. И Лось пошел к берегу реки, лег у самой воды и попросил Лиса, который вылавливал на быстрине блох, почистить ему рога. — А то неудобно, — пробормотал Лось, — прилетят птицы, а у меня — рога грязные… — Сейчас! — сказал Лис. Он был хитрый и знал, как надо чиститься.

Он сидел по самую шею в ледяной воде и держал в поднятой лапе пучок прошлогодней травы. Блохи замерзли в воде и теперь сползались по лапе к этому пучку. А когда сползлись все. Лис бросил прошлогоднюю траву в воду, и ее унесло течением. — Вот и все? — сказал Лис, вылезая на берег. — Где ваши рога? Лось склонил рога, и Лис принялся начищать их песком.

— Чтобы блестели? — спросил он. — Нет, — сказал Ёжик. — Блестящие рога — некрасиво. Они должны быть… туманные — То есть чтобы не блестели? — уточнил Лис. — Чтобы не блестели, — сказал Ёжик. И Лось даже отфыркивался, — так ему было хорошо и приятно. А Дятел уже совсем вычистил перышки и был теперь чистый и молодой. Заяц отмыл уши и мыл хвостик.

А Ёжик уже давно протер тряпочкой каждую иголку и был такой чистый, что даже самая чистая птица не смогла бы ему сказать, что она чище его!

Весенняя сказка

Сергей Козлов
(из цикла сказок про Ёжика и Медвежонка)

Важно

Никогда раньше с Ёжиком не случалось такого. Никогда раньше ему не хотелось петь и веселиться без причины. А вот теперь, когда наступил месяц май, он целыми днями пел и веселился, и если кто-нибудь у него спрашивал, отчего он поет и веселится. Ёжик только улыбался и начинал петь еще громче. — Это потому, что весна пришла, — говорил Медвежонок.

— Поэтому Ёжик и веселится! А Ёжик достал из чулана скрипку, позвал двух зайцев и сказал им: — Пойдите, возьмите свои прошлогодние барабаны и возвращайтесь ко мне! И, когда зайцы пришли с барабанами через плечо. Ёжик велел им идти позади, а сам пошел первым, наигрывая на скрипке. — Куда это он идет? — спросил Первый Заяц. — Не знаю, — ответил Второй.

— Нам бить в барабаны? — спросил он у Ёжика. — Нет, пока не надо, — сказал Ёжик. — Разве вы не видите: я играю на скрипке!.. И так они прошли весь лес. У опушки перед высокой сосной Ёжик остановился, задрал мордочку и, не сводя глаз с Белкиного дупла, стал играть самую нежную мелодию, какую только знал. Она называлась: «Грустный Комарик».

«Пи-пи-пи-пи-и!..» — пела скрипка. И Ёжик даже прикрыл глаза — так ему было хорошо и печально. — Зачем мы здесь остановились? — спросил Первый Заяц. — Разве вы не понимаете? — удивился Ёжик. — Здесь живет Рыжее Солнышко! — А в барабаны нам бить? — Подождите — проворчал Ёжик. — Я скажу когда… И снова прикрыл глаза и заиграл «Грустного Комарика».

Белка сидела в дупле и знала, что это Ёжик стоит под сосной, играет «Грустного Комарика» и называет ее Рыжим Солнышком… Но ей хотелось подольше послушать скрипку, и поэтому она не выглядывала из дупла.

А Ёжик играл целый день до вечера и, когда уставал, кивал головой зайцам — и они потихонечку барабанили, чтобы Белка знала, что Ёжик все еще стоит внизу и ждет, когда она выглянет.

Как Ёжик ходил встречать рассвет

Сергей Козлов
(из цикла сказок про Ёжика и Медвежонка)

Весенними вечерами все в лесу танцуют: Заяц — с Белкой, Дятел — с Синицей, Медвежонок — с Осликом, и даже старый Волк ходит вокруг старого пня и нет-нет — присядет под музыку… «Кря! Кря!» — кричат утки с реки. «Ква! Ква!» — вторят им лягушки. «Уф-ф!..» — вздыхает Филин.

Он так не любит светлых весенних вечеров… «Вот все веселятся, — думает Ёжик, гуляя по тропинке между двух елочек. — Все пляшут и поют. А потом устанут и лягут спать.

А я не лягу спать! Я буду гулять до самого утра, а когда ночь станет кончаться, пойду на горку и встречу рассвет…» И луна уже блестит на небе, и звезды садятся вокруг нее кружком, и засыпает Заяц, прячется в дупле Белка, уходит к себе домой Медвежонок, бежит мимо Ёжика Ослик, Волк зевает во всю свою волчью пасть, да так и засыпает с разинутой пастью,а Ёжик все ходит по тропинке от елочки к елочке, между двух сосен, и ждет рассвета. «Пойду-ка я на горку!» — говорит он сам себе. И по дороге придумывает, какой он может быть — весенний рассвет. «Зеленый, — думает Ёжик. — Все весной — зеленое!» А на горке дует свежий ветерок, и Ёжику холодно. Но он все равно ходит взад и вперед по самой верхушке и ждет рассвета. — Ну же! — бормочет Ёжик. — Где же ты? Мне уже холодно!.. А рассвета все нет. «Где это он задерживается? — думает ежик. — Он наверно, проспал!» И сам ложится на землю, свертывается клубочком и тоже решает немного поспать, а потом сразу проснуться, когда придет рассвет. И засыпает… А рассвет приходит синий-синий, в белых клочьях тумана. Он дует на Ёжика, и Ёжик шевелит иголками. — Спит… — шепчет рассвет. И начинает улыбаться. И чем шире он улыбается, тем светлее становится вокруг.

И когда Ёжик открывает глаза, он видит солнышко. Оно плывет по уши в тумане и кивает ему головой.

Необыкновенная весна

Сергей Козлов
(из цикла сказок про Ёжика и Медвежонка)

Это была самая необыкновенная весна из всех, которые помнил Ёжик. Распустились деревья, зазеленела травка, и тысячи вымытых дождями птиц запели в лесу. Все цвело. Сначала цвели голубые подснежники. И пока они цвели.

Ёжику казалось, будто вокруг его дома — море, и что стоит ему сойти с крыльца — и он сразу утонет. И поэтому он целую неделю сидел на крыльце, пил чай и пел песенки. Потом зацвели одуванчики.

Они раскачивались на своих тоненьких ножках и были такие желтые, что, проснувшись однажды утром и выбежав на крыльцо, Ёжик подумал, что он очутился в желтой-прежелтой Африке. «Не может быть! — подумал тогда Ёжик.

— Ведь если бы это была Африка, я бы обязательно увидел Льва!» И тут же юркнул в дом и захлопнул дверь, потому что прямо против крыльца сидел настоящий Лев. У него была зеленая грива и тоненький зеленый хвост. — Что же это? — бормотал Ёжик, разглядывая Льва через замочную скважину.

Совет

А потом догадался, что это старый пень выпустил зеленые побеги и расцвел за одну ночь. — Все цветет! — выходя на крыльцо, запел Ёжик. И взял свою старую табуретку и поставил ее в чан с водой.

А когда на следующее утро проснулся, увидел, что его старая табуретка зацвела клейкими березовыми листочками

Весна

Дарья Хохлова

У матушки Природы было четыре дочери: Весна, Лето, Осень и Зима. Самая младшенькая – Весна – была очень хрупкой нежной девочкой. Ее платье и туфли были сделаны из молодых побегов, листочков и почек. Сестра постарше, которую звали Лето, очень любила зеленый цвет, и все ее зеленые наряды были украшены летними цветами.

Читайте также:  Кот котофей сказка бориса шергина сказки. рассказы. стихи.

Сестра Осень была взрослой, она носила красивые разноцветные костюмы, в которых сочетались всевозможные цвета и украшала голову венком из осенних цветов. Самой старшей сестрой была Зима. У нее был суровый нрав, но с любимыми сестрами она была мягкой как первый пушистый снег. Зима любила одеваться только в белые платья и хрустальные ледяные туфли.

Как-то раз матушка Природа собрала всех своих дочерей и сказала им: «Вы уже взрослые и сами можете следить за хозяйством. Поэтому я разрешаю вам самостоятельно заняться делами». Обрадовались сестры, что матушка Природа разрешила им похозяйничать и стали распределять обязанности. Вот тут-то они и столкнулись с первыми трудностями. Все хотели быть главными.

Зима сказала: «Я старшая и поэтому я хочу, чтобы все вокруг было белым-бело, чтобы были большие сугробы и тогда мы сможем лепить снеговиков, кататься на коньках и прыгать в сугробы». Осень говорит: «Я не согласна, что такое все белое, да белое. А у меня все будет цветное, яркое и праздничное. Мы будем гулять и бегать по лужам, после большого осеннего ливня».

Лето сказала: «Сестры, что вы спорите, это все не то. Вот зеленая пора, яркое солнце, разноцветные цветы – вот это чудо. Мы целыми днями сможем загорать, купаться в море, слушать щебет птиц и темными ясными ночами смотреть на звезды и петь песни у костра». А мнение самой младшей сестры Весны никто не спросил.

Все решили что она слишком мала и ничего им интересного предложить не сможет, поэтому хозяйничать она не будет.Так как сестры не могли придти к одному решению старшие сестры решили вести хозяйство по очереди. Но кто будет дежурить первым, а кто вторым? И тогда они решили бросить жребий. Первое дежурство выпало Лету. Лето вступила в свои права, и выполняла свою работу исправно.

Светило яркое солнце, весело пели птицы, все купались и загорали. Пришло время дежурить второй сестре. Но кто это будет? Жребий пал на Осень. Осень тоже старалась показать себя хорошей хозяйкой. Она старательно раскрасила все в разные цвета и обильно поливала землю грозовыми ливнями. Все собирали богатый урожай и были довольны и хвалили Осень.

Обратите внимание

Вот настало время дежурить старшей сестре – Зиме. Она связала белое пуховое покрывало и укрыла землю. Украсила деревья инеем и покрыла все водоемы льдом. Животным в норах было тепло и уютно под большим покровом снега, все катались на лыжах, играли в снежки и веселились до упаду.Прошло три месяца и настала пора дежурить Лету. Но тут Все увидели, что это просто невозможно.

На деревьях нет листочков, которые можно было бы покрасить в зеленый цвет, на земле нет травы и нет цветов, которые можно было бы распустить. Бабочки и другие насекомые, которые должны опылять цветы, чтобы их становилось все больше и больше спят, птицы не вернулись с юга, а на реках и озерах по прежнему лед. Нет ничего, кроме белого снега, инея и льда. Лето не может вступить в свои права.

И тогда сестры Лето, Осень и Зима позвали на помощь матушку Природу. Они попросили ее, чтобы она сделала листочки на деревьях, растопила снег и лед, позвала птиц домой, разбудила животных и других обитателей леса, выпустила травку из земли и разогрела посильнее солнце. Но матушка Природа сказала: «А почему вы обращаетесь за помощью ко мне? У вас ведь есть сестра Весна».

«Так она ведь еще совсем маленькая и ничего не умеет делать. Как такая крошка сможет все расставить по своим местам?» – спросили сестры. Но матушка Природа предложила им не задавать вопросы, а просто передать Весне дежурство и они сами все увидят. И сестры увидели. Весна сначала растопила снег и лед. Зазвенела капель, побежали ручьи, прилетели грачи, ласточки и другие птицы.

На деревьях и кустах набухли почки, из земли стали пробиваться зеленые ростки, появились подснежники, расцвели сады. Воздух прогрелся и стало тепло и радостно. Везде летают бабочки. У птиц появились птенцы. Все проснулось и ожило.

Тут старшие сестры поняли, как были не справедливы по отношению к младшей сестре и не оценили ее способности и таланты. Хоть и маленькая она, Весна, да удаленькая.

Источник: http://ds_kdet.borz.zabedu.ru/index.php/detskay-stranichka/skazki-i-rasskazy/skazki-pro-vesnu

Огонь, вода и… медвяная роса. Сказка в стихах — Сказки Ладолеи (Екатерина Бобровская) — Детство вместе

(СКАЗКА из цикла стихотворений «Там русский Дух»)   . «Когда-то давным-давно в бездонной глубине Вечности и Бесконечности Космоса чистая Мысль Озарилась Светом Любви и обронила Слово. И Слово стало Богом. И Слово стало созидать Жизнь, и Жизнь разнесла Свет Человеков и сломила Тьму… И Все стало излучать Свет, разный по силе и яркости.

С тех пор Тьмы в природе не существует. Сохранились лишь осколки от Тьмы, в форме Тени. Но Тень без Света существовать не может… Потому-то Тень и вынуждена бороться за свою свободу и независимость. Она однажды объявила жестокую войну Слову. И на что надеется, глупая?…» .

(из учебника «Глаголы русских мудрецов», глагол 2, речение 1)

***

Глушь велемудрая.

Варево лунное. Вяжется кружевом след. Ночь черно-рудная звездными мудрами* скорый пророчит рассвет. Пар над болотами – в небо воротами – Чашами с Горней* водой: Силы Вселенной втекают потоками В их первозданный покой.

Прячется горлицей в дебрях бессонница

Чьей-то заблудшей души. Слезки горючие падают, кроются В хлябях болотной воды. Свесив головушку, к любе-зазнобушке Думушки вновь поплывут… Горькое горюшко, недоль-недолюшка, Душеньку в навь зазовут…

Ящеркой, змейкою узкой лазейкою

Ой, да любовь утекла: Девичьи нежные чувства безбрежные Ведьма-Недоля* взяла, Выткала рунами в ночь полнолунную Любящим злую судьбу, Чаны болотные зельем наполнила, Ох, на беду, на беду…

*

Ой, Недоля, пряха Недоля, Веретенце резное…злое. Ой, ты Кривды матерь Недоля, — Горюшко-горе… *

Коршуном, филином с черными крыльями

Мара* кружит над бедой, Чает приваживать странника хаживать Топкой змеиной тропой, Воду болотную, водоворотную Злою волшбой заклинать, Душеньку добрую, лихом ведомою, В жерле болот потоплять.

Лязгают латами дебри косматые –

Стражники ярые тьмы. …Зеленоватыми манит бриллиантами Жижа болотной воды. Звуки и шорохи стихли… лишь вороны* Ох, накликают беду… Ноженьки топкими тропками топают: В мир Чернобога* бредут.

*

Ох, Мара, темная Мара, Ох, беду привечала… Ох, жена Кощеева, Мара, Душеньку в навь созывала. *

Вдруг небо вздрогнуло:

Ястребы-молнии в миг заметались на нем, Грозными громами Вышнего грохнуло И разразилось дождем… Ратники Ясуни* в логово дасуни* Врезали копья свои… Кони крылатые дебри косматые Силой стрибожьей* снесли.

Финистом-соколом* над чернобоговой

Ночью взметнулась Заря, Мары потворщиков, с тьмой заговорщиков Светом Вселенским разя, На чью-то душеньку, в горе заблудшую, Благо Небес обронив, Чары разрушивши, долюшкой лучшею Да за Любовь одарив…

*

Гой, Заря, Зареница*-Заря Гой, небесна ладья, Гой, плыви, Зареница-Заря, Сущему радость даря. *

Глушь велемудрая.

Тропка премудрая. Вяжется кружевом след…. По солнопутью янтарными струнами Жива* рассеяла Свет, …Воду холодную, водоворотную в чашечку-листик влила: Ярь первородную–силу болотную Сурицей* Божьей пила.

Ведушку-знание– соль мирознания

Хляби таили болот, С центром Земли единя Мироздание Праной лучистою вод, Даруя травушкам силу целебную…

Соединяя миры,

Речки-речушки с болот вереницею Благо Вселенной несли.

Блага дарением, света течением

Ой да струилась река, Рода*-родителя благоволением Землю питала она. Во поле чистом текла, мироточила Да по дремучим лесам: Струйками звонкими ой, животворными Да по родимым местам.

*

Гой, Жива, Живушка-Жива, Дева лучистая, Диво. Гой, Жива — Божия Сила, Светлую Русь* породила. *

Да по земелюшке, ой, да по родненькой

Божия Сила текла, Водами-токами, света потоками Лелюшка-Леля* плылала… Да чья-то любушка, чья-то голубушка, Тою умылась водой: Ой, сердце екнуло, ох, сердце дрогнуло: «Где ж ты мой милый, родной…

Где ж ты, мой родненький?» …

…В речке Смородине* огненной стыла вода.

А по ней любушка, чья-то голубушка Уточкой* белой плыла. Милого кликала, каялась…с всхлипами Плача от горькой тоски…

Рано иль поздно пути огневодные

Ой, Леля, Лелюшка-Леля, Душу ласкала, лелея… Ой ты, Лады* доченька Леля, Светлой Любви ворожея. *

На бережке все леса да дремучие

Тянут стволы к небесам, На бережке-то русалки певучие Прячутся да по кустам… Красное Солнышко, вольная-волюшка, Звездочки-росы в листве… А да по волюшке к любе-зазнобушке милый идет по траве…

…В травы медвяные, росами тканые,

Двое влюбленных вошли, Силушку-веду небес первозданную Душеньки их обрели. Ой, мудрость светлая, ой да заветная В росах была по утру…

…Ночь черно-рудная. Пар над болотами

Гой, Лада, Ладушка-Лада, — Ведушка, жизни отрада. Гой, красна девица Лада – Радуга-рада. *

Сказка сказалась да в яви осталась

ЖИвой-рекой на века. Соединила миры Светосееньем, Жизни огонь соткала… Да расплескалась водицей небесною — Божьею Силой Любви, Да указала тропинку заветную Тем, кто блуждает в ночи…

*

Гой, Лада, Ладушка-Лада, — Ведушка, жизни отрада. Гой, красна девица Лада – Радуга-рада. *

* * *

(2006г.)

__________________________________________

горней* — небесной, божьей

. мудры* — различные фиксированные положения пальцев рук, применяемые с целью исцеления от телесных и духовных заболеваний . Недоля* — богиня, ткет несчастливую судьбу, мать Кривды . вороны* — олицетворение всех темных сил в русской мифологии . Мара* — богиня смерти, зимы, жена Кощея . Чернобог* — воплощение всех темных сил . Ясунь* — небо, рай . дасунь* — темное царство . стрибожья* (сила) – Стрибог – бог вихря, урагана. . Финист-сокол* — птица-воин, защитник Руси. . Заря (Зареница)* — богиня зари, рассвета, очищения, здоровья. . солнопутье* — путь Солнца . Жива* — богиня жизни . Сурица* — напиток (мед питейный) . Род* — Творец-Родитель Вселенной . Русь* — здесь в общекосмическом понятии: территория всеблагого Добра, небожителей, имеющих святой дар полного восприятия и посев всего самого лучшего в самой же Русью новосотворяемый космос . Леля* — дочь Лады, богиня, дарующая девицам любовь. . Речка Смородина* — огненная река между светлым и темным царством. . Лада* — или Любовь – матерь богов, она же — рожаница, заступница людей перед

богами, после крещения Руси ее прировняли к христианской Богородице.

Ладолея
Размещено с разрешения автора21.06.2011 11:06

Источник: http://detstvovmeste.ru/publ/skazki_dlja_detej/ekaterina_bobrovskaja_ladoleja/ogon_voda_i_medvjanaja_rosa_skazka_v_stikhakh/36-1-0-393

Русская народная сказка «Солнце, Месяц и Ворон Воронович»

Жили-были старик да старуха, у них было три дочери. Старик пошел в амбар крупку брать; взял крупку, понес домой, а на мешке-то была дырка: крупа-то в нее сыплется да сыплется.

Пришел домой. Старуха спрашивает:

— Где крупка? — А крупка вся высыпалась.

Пошел старик собирать и говорит:

— Кабы Солнышко обогрело, кабы Месяц осветил, кабы Ворон Воронович пособил мне крупку собрать, за Солнышко бы отдал старшую дочь, за Месяца — среднюю, а за Ворона Вороновича — младшую!

Стал старик собирать — Солнце обогрело, Месяц осветил, а Ворон Воронович пособил крупку собрать.

Пришел старик домой, сказал старшей дочери:

— Оденься хорошенько да выйди на крылечко.

Она оделась, вышла на крылечко; Солнце и утащило ее.

Средней дочери также велел одеться хорошенько и выйти на крылечко. Она оделась и вышла; Месяц схватил и утащил вторую дочь.

И меньшой дочери сказал:

— Оденься хорошенько да выйди на крылечко.

Она оделась, вышла на крылечко; Ворон Воронович схватил ее и унес.

Старик и говорит:

— Идти разве в гости к зятю?

Пошел к Солнышку; вот и пришел.

Солнышко говорит:

— Чем тебя потчевать?

— Я ничего не хочу.

Солнышко сказало жене, чтоб настряпала оладьев. Вот жена настряпала. Солнышко уселось среди полу, жена поставила на него сковородку — и оладьи сжарились. Накормили старика.

Пришел старик домой, приказал старухе состряпать оладьев; сам сел на пол и велит ставить на себя сковородку с оладьями.

— Чего, на тебе испекутся! — говорит старуха.

— Ничего, — говорит, — ставь, испекутся.

Она и поставила; сколько оладьи ни стояли, ничего не испеклись, только прокисли.

Нечего делать, поставила старуха сковородку в печь, испеклися оладьи, наелся старик.

На другой день старик пошел в гости к другому зятю, к Месяцу. Пришел.

Месяц говорит:

— Чем тебя потчевать?

— Я, — отвечает старик, — ничего не хочу.

Месяц затопил про него баню.

Старик говорит:

— Темно в бане-то будет!

А Месяц ему:

— Нет, светло, ступай.

Пошел старик в баню, а Месяц запихал палец свой в дырочку, и оттого в бане светло-светло стало.

Выпарился старик, пришел домой и велит старухе топить баню ночью.

Старуха истопила; он и посылает ее туда париться. Старуха говорит:

— Темно париться-то!

— Ступай, светло будет!

Важно

Пошла старуха, а старик видел, как светил ему Месяц, и сам туда ж — взял прорубил дыру в бане и запихал в нее своей палец. А в бане свету нисколько нет! Старуха знай кричит ему:

— Темно!

Делать нечего, пошла она, принесла лучины с огнем и выпарилась.

На третий день старик пошел к Ворону Вороновичу. Пришел.

— Чем тебя потчевать-то? — спрашивает Ворон Воронович.

— Я, — говорит старик, — ничего не хочу.

— Ну, пойдем хоть спать на седала.

Ворон поставил лестницу и полез со стариком. Ворон Воронович посадил его под крыло.

Как старик заснул, они оба упали и убились.

Источник: http://hyaenidae.narod.ru/story2/082.html

Ссылка на основную публикацию