Царь соломан и василий окулович русская былина сказки. рассказы. стихи.

Царь Соломан и Василий Окулович — русская былина

Да у ней лицо то – будто белый снег,

Да у ней брови черна соболя,

У ней очи – дак ясного сокола,

Не была бы друга така на сём свети».

Да все на пиру да призамолкли сидят.

Да и старый карон сидит за середнего,

Да и средний карон сидит да за младшего,

А и от младшего царю ответу нет.

Да из за того стола из за окольного

Вставал Таракашка да Заморянин,

Да и сам говорит таково царю:

«Да ты, прекрасный Василь да Окулович!

Да я далече бывал за синим морем,

Я видал там царицу Соломаниду,

Что телом то она да лебедино крыло,

Да походка то была златорогая,

У ней личи то – дак будто белый свет,

У ней очи – дак ясна сокола,

У ней брови – дак черна соболя,

Не была бы друга така на сем свети».

«Ты глуп, Таракашка Заморянин,

Ты как от живого мужа жену возьмешь?»

«Да я знаю ведь, как от жива мужа жену отнять.

Ты построй ка три корабля черненые,

Да и носы, кормы взводи ка по змеиному,

Да бока то взводи по звериному,

Да поставь ка по древу кипарисному,

На древа посади птицы райские,

Чтобы сами там пели, тонцы вели,

Да тонцы вели на Еросалима,

Да утеха то была да Царя града,

Да утеха то была б все царская,

Отбивала бы разум да в буйной голове.

Да еще ты, сударь, сделай повелённое:

Поставь ка по древу кипарисному,

За очи место ты зращивай

По целой лисице по пещерскоей

Да по целому кобелю сибирскому,

Да еще ты, сударь, да сделай повелённое:

Навари ка ты водки всё дворянские,

Навари ка питья всё забудущего,

Да и дай мне писарёв переписчиков,

Да и дай мне работников, не хороводников,

В поездку ту во Царь града.

Привезу я царицу Соломаниду».

Да скоро то Таракашка забирается,

Да в синее море попускается.

Да и будут да поблизи Ерусалима,

Поезжает Соломан от во чисто поле,

Что пришел он к царице попроститися,

Говорит тут царица таково слово:

«Уж ты, премудрый царь Соломан да Ватасеевич!

Как мне ночесь мало спалось еще,

Да во снях то мне много виделось:

Да из твоего из саду из зеленого

Да увезли то лебедь белую.

Да еще ночесь да и мало спалось,

Да и мало спалось, да много во снях виделось:

Покатилась бочка новгородская,

Да посередь избы да рассыпалась».

Да умеет Соломан сам ведь сон судить:

«Хороша ты царица Соломанида!

Сама ты спала, ещё сон видела».

Да и простился, поехал во чисто поле.

Да и взял Таракашка честны даровья,

Да пришел он к царице, поклоняется:

«Хороша ты царица Соломанида!

Да примай от меня да честны даровья.

Дай писарёв мне, переписчиков,

Торговать мне нонь в Ерусалиме».

Да дала писарёв да переписчиков,

Проводил Таракашка на первый корабль,

Подносил всё питья всё забудущего.

Подводил Таракашка на другой корабль,

Подносил всё водки всё дворянские.

Да тут писаря да упивалися.

Да пришел ко царице, порасплакался:

«Хороша ты царица Соломанида!

Да не писарев мне дала, не переписчиков,

Да дала ты мне голь кабацкую,

Будто все не пивали зелена вина,

Да лежат, как скотинка крестьянская».

Да сама ли царица подымалася,

Да и брала ли силы до пяти ли сот.

Да приводил Таракашка на первой корабль,

Подносил ей водки всё дворянские.

Проводил Таракашка на другой корабль,

Подносил ей питья забудущего,

Да и тут ведь царица упивалася,

Да сама говорила таково слово:

«Да и где твоя кроватка слоновых костей,

Где твои то перинушки пуховые?»

Проводил Таракашка на третий корабль,

Во ту ли во ложню то во темную,

Да и тут ли царица засыпала то.

Закричал Таракашка зычным голосом:

«Уж вы, братцы мои, работнички,

Поднимайте паруса полотняны

Да вы скоро побегайте во сине море».

Подымали нонь паруса полотняны,

Да и скоро побегали во сине море.

Да и будут ведь поблизи Царя града,

Да и царица тут просыпалася,

Да и сама говорит таково слово:

«Ты ведь глуп, Таракашка гость Заморянин,

Ты сам про себя 1 везешь – так я и нейду,

Так если про друга везешь, – так я и пойду».

«Хороша ты царица Соломанида,

Не про себя я везу, а про друга,

Про царя ли про Василия про Окулова.

Да и наша то вера лучше вашего,

Да и в середу и в пятницу скором кушают».

Да и вера эта ей прилюбилася.

Затянули во гавань корабельную,

Встречает Василий царь да Окулович,

Да берет ведь царицу за белы руки,

Да целует в уста ей сахарные,

Проводили ведь их то да во Божью церковь,

Да и брали они венец по своему,

Да и стали ведь жить быть да век коротати.

Да и приехал ведь царь Соломан из чиста поля,

Да и не стала царица Соломанида.

Да и брал ведь силы он сорок тысячей,

Да иных сорок тысяч да всё кольчужныих,

Да поехал тут царь да круг синя моря.

Оставляет он силу всё под рощами,

Да и силе ведь всё наказ дават:

«Да и вы, братцы вы мои, воины,

Да и буду у смерти я у скорые,

Слободите меня да смерти скорые,

Я и первый раз сыграю во турий рог,

Да вы скоро седлайте добрых коней.

А другой раз я сыграю во турий рог,

Да и вы скоро садитесь на добрых коней.

А и третий раз я сыграю во турий рог,

Дак вы будьте у рели у дубовые».

Попрощался царь, приехал да во Царь город,

Приходит он к царице, поклоняется:

«Хороша ты царица Соломанида,

Да подай ка ты мне милостыню!»

Говорит тут царица таково слово:

«Да я вижу, не калика ты не перехожая,

Я вижу, ты премудрый Соломан царь да Ватасеевич.

Да пожалуй ка ко мне да во высок терем,

Напою да накормлю да хлебом солию».

Да заходит Соломан да во высок терем,

Да поит, да кормит, много чествует.

Приехал Василий со чиста поля,

Застучал во кольцо во серебряно,

Говорит тут Соломан таково слово:

«Хороша ты царица Соломанида,

Куда ка мне нонь да подеватися?»

Отмыкала замки то двудорожные,

Запущала Соломана премудрого,

Замыкала то замки двудорожные,

Да садилась сама на новый ларец,

Да сама говорила таково слово:

«Да прекрасный Василий царь Окулович!

Да сказали, Соломан он хитёр мудёр,

А теперь Соломана глупее нет,

Да сидит он под… под женскою».

«Хороша ты царица Соломанида,

Да покажь ка Соломана премудрого».

Сама говорит да таково слово:

«Да ты, премудрый Василий царь да Окулович!

Да Соломан ещё ведь да хитёр мудёр,

Да подай ка смерть ты ему скорую».

Да говорит тут Соломан таково слово:

«Да прекрасный Василий царь Окулович!

Да не казни ка меня по собачьему,

Да казни ка меня да ты по царскому,

Да устрой ка мне в поле дубовую рель,

Да повесь три петли шелковые.

Да перву петлю шелку черного,

Да вторую петлю шелку белого,

Да третью ту петлю шелку красного.

В перву положи да буйну голову,

Да в другую положи да руку правую,

Да и в третью положи да руку левую,

Да и так казнят царей по царскому».

Устроили в поле дубовую рель.

Сели они в карету, поехали.

Говорит тут Соломан таково слово:

«Да и первы колеса уже конь везет,

Да и задни колеса зачем черт несет?»

Да и никто ведь этому не догадается.

Да приехали ко рели да дубовое,

Да выходит Таракашка гость Заморянин,

Да выходит Василий царь Окулович,

Да выходит царица Соломанида,

Да выходит да Соломан Ватасеевич

Да сам говорит да таково слово:

«Ты прекрасный Василий царь Окулович,

Дай мне сыграть раз во турий рог».

Да и все тут у рели усмехнулися,

Да сказали: «Соломан хитёр мудёр,

А и теперь у Соломана смерть пришла,

А и хочет у смерти наигратися».

Да и в первый раз сыграл ведь он во турий рог,

– Да ведь сила то вся да сколыбалася,

Да и мать то земля да пошаталася,

Да и убоялся Василий, всполохался:

«Да ты премудрый царь Соломан Ватасеевич,

Да и что это в поле стучит бренчит?» –

«Да не бойся, Василий, не полошайся,

Да у меня ведь из саду из зеленого

Полетела ведь птица во темный лес,

Крыльями бьет крыло о темный лес».

Да другой раз сыграл он во турий рог,

Да и сила то вся ведь всколыбалася,

Да ведь и вся мать земля вся пошаталася.

Говорит Василий тут царь Окулович таково слово:

«Премудрый Соломан царь Ватасеевич,

Да и что в чистом поле конь стучит бренчит?»

«Да не бойся, Василий, не полошайся,

Да у меня ведь кони, кони пошли со стояла,

Да и только бьют копытом о сыру землю».

Да и в третий раз сыграл он во турий рог,

Да и сила то вся обрыскала,

Будто серые волки обскакали,

Да и снимали Соломана премудрого

Да и со той ли петли, с рели со дубовые,

Да и положили ведь Василья нонь Окулова;

Во ту ли во петлю шелку красного

Да положили ведь царицу Соломаниду,

Да во ту во петлю шелку черного

Да положили Таракашку Заморянина.

 
1 Про себя – для себя.

 
Читать другие русские былины. Содержание.

 

Источник: https://skazkibasni.com/car-soloman-i-vasilij-okulovich

О прототипе таракашки заморянина в былине о василии окуловиче и царе соломоне

Былина о Василии Окуловиче и Царе Соломоне создана на основе апокрифического «Сказания о Соломоне и его неверной жене».

В сказании о Соломоне рассказывается о том, как жену Соломона Соломонию прельщает и увозит в свое царство в разных вариантах Китоврас, царь Пор или кипрский царь. Соломон отправляется на поиски жены. Но благодаря ее предательству схвачен, и приведен на казнь.

Однако Соломону удается послать сигнал войску, которое приходит для его спасения. Похититель и Соломония предаются смерти.

В былине роль царя Пора-Китовраса играет Василий или Иван Окулович, прозвище которого происходит, как я полагаю, от распространного прозвища Окул (по Далю — хвастун, обманшик). Однако в сравнении с апокрифом появляется новый персонаж — гость заморянин Таракашка, который и является в ней главным зачинщиком всего действа.

Читайте также:  Приключения пятерки сказка джанни родари сказки. рассказы. стихи.

На пиру заморский купец Таракашка обещает загрустившему Василию Окуловичу достать из Цареграда красавицу жену:

Да из-за того стола из-за окольного
Вставал Таракашка да Заморянин,Да и сам говорит таково царю:«Да ты, прекрасный Василь да Окулович!Да я далече бывал за синим морем,Я видал там царицу Соломаниду,Что телом-то она да лебедино крыло,Да походка-то была златорогая,У ней личи-то – дак будто белый свет,У ней очи – дак ясна сокола,У ней брови – дак черна соболя, —

Не была бы друга така на сем свети».

Василий Окулович возмущается тем, что тот сватает ему чужую жену

«Ты глуп, Таракашка Заморянин,
Ты как от живого мужа жену возьмешь?»

Но Таракашка не отстает:

«Да я знаю ведь, как от жива мужа жену отнять».

По совету Таракашки Василий Окулович снаряжает три коробля и отпускает Таракашку в Царьград. В Царьграде Таракашка обманом уговаривает Соломониду посетить его корабль и посмотреть товары, поит царицу вином и сонной увозит прочь. Проснувшись неверная Соломонида соглашается стать женой Василия Окуловича и далее едет к нему уже по доброй воле.

Далее рассказ следует сюжетной линии апокрифа.При всей не очень большой значительности заморянина Таракашки как персонажа стоит отметить, что его явление в былине — главное, что отличает былину от апокрифа. И поэтому, разъяснив смысл появления этого, поймем и тот иносказательный смысл, который вкладывался в былину ее авторами.

Обратите внимание

Еще в позапрошлом веке имя злосчастного свата гостя Таракашки было соотнесено В.Ф. Миллером по подсказке А.В. Маркова с историческим купеческим родом московских купцов Таракановых. В конце 15 века несказанно богатых (как я уже писал, первый частный каменный дом в Москве около 1470 г. поставил ни князь, ни боярин, а купец Торокан).

После покорения Новгорода представители этого рода были переселены в Новгород, где занимали видные должности.В.Ф. Миллер обратил внимание на то, что один из них, староста Ва­силий Тороканов, с 1519 г. судил новгородцев вместе с наместником, и мог вызвать недовольство у многих новгородцев, тем более что был для них чужаком-пришельцем из Москвы.

А потому и попал в былину в таком неприглядном виде. Время сложения былины, В.Ф. Миллер огра­ничивал первой половиной XVI в., а место — Новгородом Великим. С такой гипотезой неплохо сочетаются созвучия имени главного героя Василия Окуловича и его жены Соломониды с именем тогдашней великокняжеской четы — Василия III и его жены Соломонии Сабуровой.

Я с такой точкой зрения согласиться не могу.

Так как никакого отношения к «царскому сватовству» проживавший в уже провинциальном Новгороде купеческий староста Василий Тороканов явно не мог, Соломония Сабурова не могла вызывать ассоциации с неверной женой, привезенной из-за моря, а Василий III вряд ли мог на основании известных о нем фактов характеризоваться прозвищем Окул (хвастун или обманщик). Образование былинного сюжета в рамках этой гипотезы объясняется чистым произволом.

Гипотеза

Гость (купец) Таракашка, в отличие от купцов-сурожан Торокановых — «заморянин», то есть иностранец.

Его появление в былине (не из самых ближних мест стола) связано с рассказом о виденной им во время проживания за морем (в Царьграде или Иерусалиме) Соломонии, и с последующим сватовством.

Это заставляет нас обратиться первоначально к истории более ранней — к теме сватовства Иоанна III Васильевича к византийской царице Софии Палеолог.

Сватовство это начинается, праткически также как и в былинах, явлением заморского гостя, грека по имени Юрий Мануилович Траханиот:Лицевой свод под 1469 г.

: «Той же зимой в феврале в 11 день пришел из Рима от кардинала Виссариона грек по имени Юрий к великому князю с грамотой, в которой писано, что „есть в Риме у деспота Аморейского Фомы Ветхословца от царства Константинограда дочь именем Софья, православная христианка; если захочет взять её в жены, то я пришлю её в твое государство.

Важно

А присылали к ней сватов король Французский и князь великий Медядинский, но она не хочет в латинство“.Имя свата Траханиота, с учетом легкого перехода в устоной речи «х» в «к» (ср. тумен-тархан => Тмутаракань) составляет вполне достойную фонетическую конкуренцию фамилии Таракановы. Но это не главное.

Понятен становится смысл былинной переделки, сделанной скоморохами явно на потеху противникам «византийской партии», во главе которой стояла София Палеолог. Местное боярство, недовольное новыми «византийскими» порядками при дворе связывали их с именем Софии и браком Ивана на наследнице византиийских императоров.

Неугодный этот брак и обыгрывался в былине:Иван Окулович (вариант имени Окуловича в былинах) — Иван III, хвастун и обманщик, желавший стать равным Цареградскому императору, Таракашка — сват Траханиот, соблазнивший его на этот брак (в том числе в реальности и «листом» с портретом царевны, который доказывал ее красоту), София — Соломонида, жена не того мужа, оказавшаяся не на своем месте, и которой бы следовало вернуться домой.

Былина эта являлась, таким образом, злободневным памфлетом, иллюстрировавшим борьбу двух партий (Софии и Елены Волошанки). О том, что пересуды о свате Траханиоте ходили в Москве и после смерти Ивана III свидетельствует недостоверный рассказ Герберштейна о еще одном свате Траханиоте, уже на свадьбе Василия и Соломонии Сабуровой. Согласно этому рассказу Траханиот (уже другой, младший, Юрий Дмитриевич) при выборе невесты рассчитвал выдать за Василия свою дочь, но потерпел неудачу. Думается смешение слухов о двух сватах Траханиотах-Тараканиотах и случайное совпадение имени Соломониды с именем Соломонии, невесты Василия III, со временем привело к появлению в былине нового имени главного героя Василий (при сохранении первоначального Иван Окулович в Вариантах).

Источник: https://nickfilin.livejournal.com/155694.html

Книга Былины. Исторические песни. Баллады. Содержание — Царь Соломан и Василий Окулович

А ты-то ведь в великой во кручинушке.

А выпей-ко с тоски ты, со досадушки

А нынечку как чару зелена вина».

Как выпил-то он чару, по другой душа горит,

А другу выпил, еще третью след.

Напился тут Михайлушка допьяна,

Пал он тут на матушку на сыру землю.

Как этая тут Марья – лебедь белая

А говорит-промолвит таково слово:

«Прекрасный ты царь Иван Окульевич!

А отсеки Михайле буйну голову».

А говорит-то царь таково слово:

«Да ай же ты, да Марья – лебедь белая!

Не честь-то мне хвала молодецкая

А бить-то мне-ка сонного, что мертвого,

А лучше пусть проспится, прохмелится,

протверезится,

А буду бить его я ведь войском тым,

А силушкой своёй я великою.

Как я его побью, а мне-ка будет тут честь-хвала

По всей орды ещё да селенныи».

Как тут-то эта Марья – лебедь белая

Бежала ведь как скоро в кузницу,

Сковала тут она да ведь пять гвоздов,

Взимала она молот три пуда тут,

Хватила тут Михайлу как под пазухи,

Стащила что к стены-то городовыи,

Распялила Михайлу она на стену,

Забила ему в ногу да гвоздь она,

А в другую забила другой она,

А в руку-то забила она, в другу так,

А пятой-от гвоздь она оборонила-то.

Как тут она ещё да Михайлушку

Ударила ведь молотом в бело лицо,

Облился-то он кровью тут горючею.

Как ино тут у того прекрасного царя Ивана да Окульева

А была-то сестрица да родная,

А та эта Настасья Окульевна;

Пошла она гулять по городу,

Приходит ко стене к городовыи,

А смотрит тут задернута черная завеса:

Завешан тут Михайлушко Потык-он,

Как тут она ведь завесы отдернула,

А смотрит на Михайлушку Потыка.

Как тут он прохмелился, добрый молодец,

Как тут она ему воспроговорит:

«Молодой Михайло Потык сын Иванович!

Возьмешь ли ты меня за себя замуж?

А я бы-то тебя да избавила

А от тыи от смерти безнапрасныи». —

«Да ай же ты, Настасья Окульевна!

А я тебя возьму за себя замуж».

А клал-то он тут заповедь великую.

Как этая Настасья тут Окульевна

Скорым-скоро бежала в кузницу,

Взимала она клещи там железные,

Отдирала от стены городовыи

А молода Михайлушку Потыка,

Взимала там она с тюрьмы грешника,

На место да прибила на стену городовую,

Где висел Михайлушка Потык тот,

А утащила тут Михайлушку Потыка

В особой-то покой да в потайныи.

Как взяла она снадобей здравыих,

Скорым-скоро излечила тут Михайлушку.

Сама тут говорит таково слово:

«Ай же ты, Михайло сын Иванов был!

А наб-то теби латы и кольчуги нунь,

А наб-то теби сабля-то вострая,

А палица ещё богатырская,

А наб-то теби да добра коня?» —

«Ай же ты, Настасья Окульевна!

А надо, нужно, мне-ка-ва надо ведь».

Как тут она да скорым-скоро-скорешенько

Приходит да ко родному братцу-то:

«Ай же ты, мой братец родимыи,

Прекрасныи ты царь Иван Окульевич!

А я-то, красна девушка, нездрава е.

Ночесь мне во сне-виденье казалось ли,

Как дал ты уж мне бы добра коня,

А латы-ты уж мне-ка, кольчуги-ты,

А палицу еще богатырскую,

аблю да, во-третьиих, вострую,

Да здрава-то бы стала красна девушка».

Как он ей давал латы еще да кольчуги-ты,

А палицу ещё богатырскую,

Давает, в-третьиих, саблю-ту вострую,

Давал он ей еще тут добра коня.

Доброго коня богатырского.

Как тут она сокрутилась, обладилась,

Обседлала коня богатырского,

Как отъезжала тут она на чисто поле,

Говорила-то Михайлушке Потыку,

Как говорила там она ему в потай еще:

«Приди-ко ты, Михайло, на чисто поле,

А дам я теби тут добра коня,

А дам я теби латы, кольчуги вси,

А палицу еще богатырскую,

А саблю ещё дам я ти вострую».

А отходил Михайло на чисто поле,

А приезжат Настасья-то Окульевна

На тое, на то на чисто поле

А ко тому Михайлушке к Потыку,

А подават скоро ему тут добра коня,

Палицу свою богатырскую,

А латы-ты, кольчуги богатырские,

А саблю-ту ещё она вострую

Сокрутился тут Михайлушка богатырем.

Как тут эта Настасья Окульевна,

Бежала-то она назад домой скорым-скоро,

Приходит-то ко родному брату-то:

«Благодарим-те тебя, братец мой родимыи!

А дал-то ведь как ты мне добра коня,

А палицу ты мни богатырскую,

А саблю ты мне-ка да вострую,

А съездила я ведь, прогуляласе,

Стала здрава я ведь нунчу, красна девушка».

Сама она подвыстала на печку тут.

Как едет молодой Михайло Потык сын Иванович

Как на тоем на том добром кони.

Увидала тая Марья – лебедь белая,

Как ино ту подъезжат Михайло сын Иванович

Читайте также:  День рождения инфанты- сказка уайльда оскара сказки. рассказы. стихи.

Ко тыи палате ко царскии,

Как говорит-то Марья – лебедь белая:

«Прекрасныи ты царь Иван Окульевич!

Сгубила нас сестра твоя родная,

А та-эта Настасья Окульевна!»

Как тут эта Настасья Окульевна,

Скоро она с печки опущалася.

Как тая-эта Марья – лебедь белая

А налила питей опять сонныих,

А налила она тут, подходит-то

А ко тому Михайлушке Потыку:

«Ах молодой Михайло Потык сын Иванович!

Теперь-то нунчу, нунчу теперичку,

Не может-то меженный день а жить-то-быть,

А жить-то-быть без красного без солнышка,

А так я без тебя, а молодой Михайло сын Иванович,

Не могу-то я ведь жива быть,

Ни есть, ни пить, ни жива быть.

Как теперь твои уста нунь печальные,

Печальные уста да кручинные:

А выпей-ко ты чару зелена вина

Со тыи тоски, со досадушки,

А со досады с той со великии».

А просит-то она во слезах его,

А во тых во слезах во великиих.

Как тут-то ведь Михайлушка Потык-он

Занес-то он праву руку за чару-то,

Как тут эта Настасья Окульевна,

А толкнула она его под руку, —

Улетела тая чара далечохонько

Как тут молодой Михайло Потык сын Иванович

Наперед отсек-то Марье буйну голову,

Потом отсек царю да прекрасному Ивану Окульеву.

А только-то ведь им тут славы поют:

А придал-то он им да горькую смерть.

Как скоро взял Настасью Окульевну,

А взял он ведь ю за себя замуж;

Пошли оны во церковь во Божию,

Как приняли оны тут златы венцы.

Придался тут Михайлушко на царство-то,

А стал-то тут Михайлушко царить-то-жить

А лучше-то он старого да лучше прежнего.

Во славном то было Царе-граде

У царя ли у Василья у Окулова

Да заведен был да и почестный пир

Да на многи на князя, на бояра,

На многих на татаровей, на улановей.

И белой-от день идет ко вечеру,

Хорошо-басо да царь да распотешился,

Да выходит царь, проговариват:

«Да многи, многи вы, князья, вы, бояра,

Да вы, сильные могучие богатыри,

Да все вы, татарове да уланове,

Да все у меня в Царе-граде споженены,

Да девицы, вдовицы замуж выданы,

Да прекрасный Василий в холостых хожу.

Не знаете ли мне супротивницы,

Супротивницы да супротив меня?

Да телом ли была как лебедино крыло,

Да походка была бы златорогая,

Да у ней лицо-то – будто белый снег,

Да у ней брови черна соболя,

У ней очи – дак ясного сокола, —

Не была бы друга така на сём свети».

Да все на пиру да призамолкли сидят.

Да и старый карон сидит за середнего,

Да и средний карон сидит да за младшего,

А и от младшего царю ответу нет.

Да из-за того стола из-за окольного

Вставал Таракашка да Заморянин,

Да и сам говорит таково царю:

«Да ты, прекрасный Василь да Окулович!

Да я далече бывал за синим морем,

Я видал там царицу Соломаниду,

Что телом-то она да лебедино крыло,

Да походка-то была златорогая,

63

Источник: https://www.booklot.org/genre/starinnaya-literatura/drevnerusskaya-literatura/book/byilinyi-istoricheskie-pesni-balladyi/content/2217936-tsar-soloman-i-vasiliy-okulovich/

Читать книгу «Царь Соломон и Русь» онлайн— Алексей Виноградов — Страница 1 — MyBook

ISBN 978-5-4493-0551-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Царь соломон
и русь

Современные источники пишут о том, что Соломон (Шеломо, Сулейман) – третий и величайший царь Израильско-Иудейского царства. Десятый сын Давида и второй сын Давида от Вирсавии. Имя Соломона дано ему родителями, пророк Нафан, назвал его Едидья (Возлюбленный Богом). Некоторые полагают, что это было настоящим его именем, а Шломо – прозвищем (миротворец).

Согласно коптским, эфиопским сказаниям царство Соломона находилось в стране «света яркого и жгучего зноя, и области снега и льда». Оно распологалась рядом с Римом и Константинополем, к западу от Анатолии. Общий объем сведений позволяет локализовать царство Соломона в Болгарии и Руси.

Если царь Соломон правил в Ромее или Болгарии в 9—10 веках, то он память о столь великом правителе должна была остаться у соседей. Известно, что наибольшие связи имельсь с Русью. Но есть ли следы царства Соломона на Руси?

1

Среди наиболее распространенных произведений русской старинной письменности, близких к устному народному творчеству, особое место занимают повести о царе Соломоне, мотивы которых отразились в самых различных жанрах фольклора: в былинах, побывальщинах, духовных стихах, сказках, легендах, заговорах, загадках, пишет С.Ф.Елеонский (Повесть о царе Соломоне в фольклорной переработке XVIII в.).

Исследованию сказаний о Соломоне были посвящены работы многих дореволюционных ученых. Вопрос же об истории повести о Соломоне на русской почве в рукописной литературе и устной словесности разрабатывался недостаточно.

Сравнительный анализ собранных вариантов былины о Соломоне и Василии Окуловиче показал, что она жила и передавалась в народе в течение нескольких веков, начиная, по крайней мере, с 16 столетия.

Из рукописных же текстов сказаний о царе Соломоне большее сходство с устно-народными версиями обнаруживают «младшие» списки, явившиеся, во всяком случае, позже 16 века. Они, очевидно, сами испытали фольклорное воздействие, особенно сильное в редакции «Красного сборника».

Говорить об обратном влиянии этих позднейших, уже фольклоризированных редакций и списков повести о Соломоне на издавна уже сложившуюся былину нет оснований. Лишь немногие устные пересказы более или менее близко следуют за рукописными редакциями повести, например, сказка о Соломоне в записи И.А.Худякова и прозаический текст П.Н.Рыбникова «Царь Саламан».

Романический сюжет о приключениях царя Соломона и его неверной жены, разрабатывавшийся параллельно с рукописной повестью и былиной, в равной (если не большей) мере был облюбован также и сказками.

При этом старина о Василии Окуловиче не могла быть родоначальницей сказок о Соломоне уже по той причине, что в некоторых из них рассказ о бегстве (или увозе) жены-изменницы является продолжением рассказа о детстве царевича.

Нельзя же предположить, что одна половина этой цельной истории ведет свое начало от былины, а другая почерпнута в каком-то другом источнике. Наиболее широкое книжное распространение сюжет об увозе Соломоновой жены имел в виде «Повести о рождении и похождениях царя Соломона».

Совет

В этом варианте жену царя Соломона похищает индийский царь Пор, современник Александра Македонского. В основном развитие сюжета Поровской повести совпадает с развитием сюжета в Кипрской, обе повести имеют ряд почти дословно совпадающих эпизодов, но, Поровская имеет множество значительных изменений.

Проведена замена имен героев: назван соперник Соломона (царь Пор), похититель Соломоновой царицы – княженецкий слуга, дана новая мотивировка похищения – месть. Чтобы аргументировать похищение Соломоновой жены, повествуется о службе Соломона у Индийского царя Пора и об измене Поровой царицы с Соломоном.

Повесть имеет отличную от Кипрской и Китоврасовской повестей композицию. В Поровской повести рассказывается о Соломоне все – от рождения до конца жизни. Первая часть Поровской повести представляет собой занимательный рассказ о рождении Соломона и его похождениях в изгнании, вторая – о похищении царем Пором Соломоновой жены.

Известно 19 списков Поровской повести: «Повесть о царе Давиде и сыне его Соломоне и о их премудрости», «Повесть великаго царя премудраго Соломона, сына царя Давида, о рождении и похождении его зело умилительная», «Сказание о царе Соломоне», «Повесть о царе Давиде и о сыне его Соломоне, о премудрости и о похождениях его велия дивно прочитающим и слушающим дивная словеса», «История о царе Давиде, и о сыне его царе Соломоне, како возопи великим гласом во утробе матери своей и о прочих его премудростях». Первоначальная редакция составлена в 17 веке.

Имелся и болгарский книжный вариант.

Болгарский вариант имел название «Слово премудра Соломона и о жене его»; русские списки в рукописях имеют различные названия: «О премудрости Соломона и о прелюбодеянии жены его, како изведеся от Соломона к кипрскому царю», «О премудрости царя», «Слово о премудром Соломоне», «О премудрости Соломоней и жене его», «Сказание о премудрости Соломоней жены». Создание этого книжного варианта относят к 16—17 векам. В нем жену Соломона с берега моря украл царь Кипра из крепости Сеаф. На Кипре имелись крепости: Citium (Larnaka), Amathus, Curium, La-pethus (Петушиная по-французки), Ceryneia, Golgi, Idalium (Dali), Tamassus, Paphos (старый Пафос у Kouklia, новый Пафос у Ktima.), Marium (Polites Chrysochou), Salamis (имел монеты, на которых название selamini заменено на la karita, что по-итальянски означает благотворительность), Soli (Karavostasi). Крепости Сеаф (Seath, Ceap) – нет. По болгарскому варианту царицу привлекли необычной роскошью и богатством неизвестного ей кипрского двора.

Обособленно от всех списков Кипрской повести стоит «Повесть о прекрасном и наличном царе и о Соломоне», в нем чувствуется смешение устной и письменной традиций.

Былинную форму могли принимать сюжеты, почерпнутые из средневековой апокрифической литературы.

Полагают, что один из таких апокрифов – «Сказание о царе Соломоне и его неверной жене Соломаниде» -лег в основу былины «Соломан и Василий Окулович».

Практически никакого сходства имен и местностей книжные варианты и былины не имеют. При этом все исследователи отмечают превосходство народных былин о Соломане над их предполагаемыми источниками.

Надо отметить, что заимствование сюжетов из книг в былины не принималось исследователями русского фольклора. «Своеобразным историческим источником является народная эпическая поэзия Киевской Руси – былины, «старины».

Былины, разумеется, не могут дать ни последовательности исторических событий, ни строгого достоверного описания фактов – поэзия есть поэзия. И, тем не менее, былины вполне историчны.

Историзм былин проявляется в отборе воспеваемых событий, в выборе прославляемых или порицаемых исторических деятелей, в народной оценке событий и лиц…

Обратите внимание

Былинный эпос – устная поэзия, воспевающая сохраняемые в народной памяти героические события или отдельные эпизоды, возведенные в разряд примеров, заслуживающих подражания…

На протяжении целого тысячелетия народ разрабатывал и бережно хранил эпическую поэзию, служившую своего рода «устным учебником родной истории», передаваемым из поколения в поколение. Этнографами XIX в.

зафиксированы случаи обязательного исполнения былин в деревнях во время новогодних празднеств, когда не только производились обряды заклинания будущего, но и подводились итоги прошедшего.

Пелись былины и на пирах, «сидючи в беседе смиренныя, испиваючи мед, зелена-вина…».

В «Слове о полку Игореве» впервые в русской литературе появилось слово «былина», переводимое специалистами в данном случае как «действительное событие».

Когда творчество новых былин прекратилось, когда былины стали по существу только рассказами о прошлом, появилось иное название для них – «старины», но для нас важно отметить, что первое упоминание слова «былина» связано с представлением о только что происшедшем событии.

…Еще Орест Миллер писал: «Не прославляя князя, ставя его совершенно в тень, былины столь же мало прославляют и его дружину, которая должна разуметься в былинах под окружающими его и также совершенно безличными и ничтожными «князьями-боярами», иной раз даже прямо осмеиваемыми». Б. А. Рыбаков. Киевская Русь и русские княжества XII -XIII вв».

169 000 книг и 9 000 аудиокнигПервый месяц подписки за 199 ₽

Источник: https://MyBook.ru/author/aleksej-vinogradov-6/car-solomon-irus/read/

Илья Муромец и Калин-царь (Былина): читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Наговорили злые люди-завистники князю Владимиру на старого богатыря Илью Муромца, будто похвалялся Илья выжить князя из Киева и на его место сесть. Рассердился Владимир и приказал заточить Илью в тюрьму подземную, в погреба глубокие. Не поспорил Илья с князем. Попрощался со своим конём любимым, Бурушкой косматым, и дал увести себя в подземелье сырое, холодное, тёмное.

Плохо пришлось бы там богатырю. Да, к счастью, пожалела его княжна молодая, дочь Владимира: тайком от отца послала она в подземелье подушки пуховые, одеяла шелковые, тёплое платье да сытную пищу. Живёт богатырь в подземелье.

А над Киевом беда собирается: пишет недруг-татарин, Калин-царь, что придёт он скоро свойском к Киеву; требует, чтобы встречали его в каждом переулке сладкими винами, полными бочками. Попросил Владимир-князь у Калина отсрочки на три года, на три месяца, чтобы к приходу его приготовиться.

Важно

Согласился Калин-царь. А прошёл срок назначенный — и заплакал, затужил князь киевский:

— Нет у нас больше славного богатыря Ильи Муромца! Некому за родную землю постоять, некому Киев спасти! И зачем я его в погребах погубил!

Читайте также:  Отважный охотник финлей шотландская народная сказка сказки. рассказы. стихи.

А княжна молодая и говорит отцу:
— Жив, батюшка, Илья Муромец! Не погиб он в погребе!

Бросился Владимир в подземелье, а Илья там: жив, здоров, обут, одет. Обрадовался князь, повёл богатыря в свои палаты белокаменные, угощать принялся, упрашивать:

— Обошёл собака Калин-царь наш Киев-град. Помоги, Илья, постой за отечество, пойди против войска вражьего!
Стал собираться в поход Илья Муромец. Любимый слуга молодой ему все эти годы коня берёг. Выехал Илья в чисто поле.

В поле войска татарского видимо-невидимо. А в другой стороне стоят шатры белые: живут в них двенадцать русских богатырей. Стал их Илья уговаривать вместе с ним ехать против царя Калина.

Говорит ему богатырь Самсон Самойлович:

— Не хотим мы помогать Владимиру: он своих слуг-бояр кормит, жалует, а нам, богатырям, ничего от князя нет. Как ни просил Илья товарищей — никто не хочет ехать защищать князя Владимира. Отправился Илья один в чисто поле. Несчастлив был его выезд: бил он, топтал врагов, а под конец к ним в плен попался. Привели его татары к царю Калину. Калин-царь встретил Илью ласково. Уговаривать начал:

— Не служи ты, Илья, князю Владимиру. Служи мне, царю Калину. Дам тебе одежду драгоценную, золотой казны без счета дам.

Отвечал ему Илья Муромец: — Не нужны мне твои дары богатые. Буду не тебе служить, а родной земле!

И уйти хотел. А татары теснят его, не выпускают. Схватил тогда Илья одного татарина, начал им, как дубиной, других колотить. Пробился в чисто поле, вскочил на коня и поскакал.

Был у него лук тугой, стрелы калёные. И пустил он стрелу в ту сторону, где богатыри, его товарищи, шатры поставили. Спали богатыри в шатрах. Прилетела стрелка, пала на грудь Самсона Самойловича.

Мигом проснулся богатырь, других разбудил.

— Славные богатыри святорусские,видно, Илье плохо приходится: прилетела от него стрелочка калёная. Надо ему на помощь спешить. Садились богатыри на своих добрых коней, Илью Муромца выручать кинулись. Вышли они все вместе с Ильёй против войска татарского. Войско перебили, царя Калина в плен забрали. Голову ему отрубить хотели, да Илья удержал:

— Отвезём его в Киев,— говорит, —пускай Владимир-князь решит, как с ним быть.
Привезли царя Калина в славный Киев-град.

Упросил Калин Владимира: — Не руби ты мне буйну голову! Буду я тебе вечно дань платить.

Согласился Владимир. На том они вражду и покончили.

Читать сказку «Илья Муромец и Калин-царь (Былина)» на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.

Источник: https://skazki.rustih.ru/ilya-muromec-i-kalin-car-bylina/

Читать онлайн «Былины. Исторические песни. Баллады», авторов Калугина А. и Ковпик В

Annotation

Былины, исторические песни, баллады обладают удивительным свойством – они переносят нас в далекое прошлое, где здравствуют и совершают подвиги и добрые дела Илья Муромец и Добрыня Никитич, где от свиста коварного Соловья-разбойника «темны лесушки к земли вси приклоняются», где злые силы Тугарина побеждает русская рать, где солдаты жалуются на тяготы государевой службы и на самого царя, а жена сжигает нелюбимого мужа. Народная память бережно хранит эти эпические сокровища, передает их из уст в уста, от поколения к поколению, даря потомкам очарование и красоту лучших образцов русского фольклора.

Помимо былин, исторических песен XII–XIX веков и баллад, в состав книги входят также скоморошины – забавные сатирические и комические пародии, способные рассмешить любого читателя.

Сборник

Былины

Волх Всеславьевич

Вольга и Микула

Святогор и тяга земная

Исцеление Ильи Муромца

Илья Муромец и Святогор

Илья Муромец и Соловей-разбойник

Илья Муромец и голи кабацкие

Илья Муромец и Идолище в Киеве

Илья Муромец и Идолище в Царе-граде

Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром

Илья Муромец и Калин-царь

Бой Ильи Муромца с сыном

Богатыри на Соколе-корабле

Три поездки Ильи Муромца

Мамаево побоище

Поединок Ильи Муромца и Добрыни Никитича

Добрыня и Змей

Добрыня и Василий Казимирович

Бой Добрыни с Дунаем

Добрыня и Дунай сватают невесту князю Владимиру

Добрыня и Маринка

Женитьба Добрыни

Добрыня Никитич и Алеша Попович

Алеша Попович едет в Киев

Алеша Попович и Тугарин Змеевич

Алеша Попович и сестра братьев Петровичей

Василий Игнатьевич и Батыга

Михайло Данилович

Сухмантий

Калика-богатырь

Идолище сватает племянницу князя Владимира

Победа над войском Тугарина

Глеб Володьевич

Князь Роман и братья Ливики

Королевичи из Крякова

Царь Саул Леванидович и его сын

Михайло Казаренин

Данило Ловчанин

Иван Гостиный сын

Ставр Годинович

Иван Годинович

Михайло Потык

Царь Соломан и Василий Окулович

Князь Роман и Марья Юрьевна

Соловей Будимирович

Хотен Блудович

Чурило Пленкович у князя Владимира

Дюк Степанович и Чурило Пленкович

Чурило и Катерина

Сорок калик

Вавило и скоморохи

Садко

Бой Василия Буслаева с новгородцами

Смерть Василия Буслаева

Молодец и Горе

Рахта Рагнозерский

Бутман Колыбанович

Нерассказанный сон

Исторические песни

Песни XIII–XVI веков

Авдотья Рязаночка

Русская девушка в татарском плену

Взбунтовались-взвоевались

Не белая лебедка в перелет летит

Добрый молодец и татары

Воздалече то было, воздалеченьки

Мать встречает дочь в татарском плену

Ай, не шум шумит, не гром гремит

Щелкан

Взятие Казани

Молодец не хочет идти в поход на Казань

Кострюк

Гнев Ивана Грозного на сына

Смерть Ивана Грозного

Оборона Пскова от Стефана Батория

Часовой плачет у гроба Ивана Грозного

Терские казаки и Иван Грозный

Правеж

Иван Грозный встречает в избушке добра молодца

Поход голытьбы под Казань

Разбойный поход за Волгу

Ермак в казачьем кругу

Казаки убивают царского посла

Взятие Ермаком Казани

Ермак у Ивана Грозного

Турки нападают на казачью крепость

Ермак просит выпустить его из неволи

Песни XVII века

Смерть царевича Дмитрия

Борис Годунов

Гришка Отрепьев

Плач Ксении Годуновой

Сборы польского короля на Русь

Лжедмитрий II

Скопин-Шуйский

Как бы во сто двадцать седьмом году

Минин и Пожарский

Поход царя Михаила на Астрахань

Выкуп Филарета из плена

Песни об Азове

Сборы казаков под Азов

Взятие Азова

Оплошность казаков под Азовом

Сватовство царя Алексея Михайловича

Рождение царевича Петра

Смерть царя Алексея Михайловича

Во славной во старой во крепости

Песни о Разине

Разин и казачий круг

Поход Разина на Яик

Сынок

Разин чувствует недоброе

Разин перед царем

Разин в тюрьме

Девица горюет по Разину

Песни XVIII века

Песни об Азовских походах

Солдаты получают приказ идти под Азов

Азов взят хитростью

Песни о восстании стрельцов

Царь судит стрельцов

Казнь стрелецкого атамана

Песни о северной войне

Вещий сон

Петр I скорбит о потере полков

«Угощение» шведскому королю

Молодец собирается под Полтаву

Взятие Орешка

Краснощеков сражен пулей

Песни о восстании под руководством К. Ф. Булавина

Вести о восстании на Дону

Некрасов пишет письмо Долгорукову

Царь сообщает боярам об уходе Некрасова

Некрасов призывает казаков к бою против царя и бояр

Поединок казака с турком при Петре I

Петр I и князь Ганджерин

Солдаты жалуются на тяготы государевой службы

Петр I и невольник

Молодец на правеже

Рождение царевича Алексея

Царевича Алексея хотят казнить

Жалобы царицы, заточенной в монастырь

Солдат оплакивает кончину Петра I

Жалоба солдат на немецкое начальство

Песни о семилетней войне

Помощь австрийскому цесарю

Прусский король похваляется захватить Русскую землю

Прусский король ведет армию

Взят Берлин

Краснощеков в гостях у прусского короля

Краснощеков ранен

Солдаты жалуются на тяготы войны

Не беленькая березонька

Жалобы Екатерины II

Песни о турецких войнах

Румянцев ведет войско против турок

Турки похваляются захватить Румянцева (Потемкина)

Победа при Кагуле

Гибель одного из трех братьев

Взятие Измаила

Русский адмирал грозит туркам

Суворов переправляет войско на плотах

Взятие Очакова

Казаки возвращаются из похода

Суворов ранен

Песни о крестьянской войне под руководством Е. И. Пугачева

Начало восстания на Яике

Пугачев в Астрахани

Пугачев и Панин

Пугачев в темнице

Нет больше народного заступника

Милый помогает Пугачеву

Суворов ведет солдат на французов

Жалобы солдат на Павла I

Песни XIX века

Смерть Павла I

Песни о русско-персидской войне (1804–1813 гг.)

Коронация Александра и персидский шах

Кутузов и казаки

Платов встречает казаков

Платов ведет казаков на неприятеля

Ходоки у царя в Петербурге

Песни об Отечественной войне 1812 г

Французский король пишет письмо Александру

Русские войска получают приказ готовиться к сражению

Кутузов призывает солдат победить французов

Генерал продает Москву

Наполеон в Москве

Француз зажигает Москву

Девушка в плену у француза

Кутузов (Платов) допрашивает французского майора

Платов во время битвы

Битва с французами

Француз похваляется Парижем

Александр I обвиняет Наполеона

Русские войска разбивают французов

Наполеон горюет о разгроме и гибели племянника (брата)

Казаки собираются в поход за границу

Сражение двух армий

Русская армия готовится вступить в Париж

Платов в гостях у француза

Курьер сообщает о смерти Александра I

Хоронят Александра I

Корабельщики бранят Аракчеева

Песни о русско-турецкой войне 1828–1829 гг

Турецкий султан пишет письмо

Турки похваляются разбить русские войска

Казаки получают приказ идти в турецкие земли

Взятие Варны

Песни о крымской (восточной) войне 1853–1856 гг

Поднимался турок на Россию

Русские готовы защищать свой край

Дружина приходит в Бельбек

Казаки собираются под Севастополь

Солдаты под Севастополем

Нахимов ведет эскадру

Штурм Карса

Баллады

Любовные и добрачные отношения

Дмитрий и Домна

Василий и Софья

Королевна впускает молодца в город

Молодец и королевна

Молодец и княжна

Игра тавлейная

Девушка поборола молодца

Девица отравила молодца

Злые коренья

Неудачное отравление молодца

Девушка защищает свою честь

Угрозы девушки молодцу

Доня

Молодец, слуга и девица

Удалой гречин

Похищение девушки

Девушку обманули и обесчестили

Обманутая девушка

Обиженная любимым девушка хочет уйти в монастырь

Устинья

Параня

Девушка и адъютант

Соперницы

Казак и шинкарка

Рождение внебрачного ребенка

Монашенка – мать ребенка

Жених-старик

Семейно-бытовые и социальные отношения

Князь Михайло (Василий)

Рябинка

Оклеветанная жена

Князь Роман жену терял

Казак жену губил

Молодец и худая жена

Худая жена – жена умная

Злая жена

Жена мужа зарезала (повесила)

Жена сжигает нелюбимого мужа

Князь Волконский и Ваня-ключник

Любила княгиня камер-лакея

Гибель пана

Панья

Жена короля умирает от родов

Жена князя Михаилы тонет

Иван Дородорович и Софья-царевна

Федор и Марфа

Муж-солдат в гостях у жены

Алеша и сестра двух братьев

Алеша Попович и сестра Петровичей

Иван Дудурович и Софья Волховична

Федор …

Источник: https://knigogid.ru/books/5408-byliny-istoricheskie-pesni-ballady/toread

Ссылка на основную публикацию